СОЮЗ ПРАВОСЛАВНЫХ ХОРУГВЕНОСЦЕВ (СПХ) Союз Православных Хоругвеносцев Мы Русскiе - Съ нами Богъ!
Православiе Самодержавiе Народность
 



+ О СОЮЗЕ  
+ НОВОСТИ
+ ГАЛЕРЕЯ
+ ПОЭЗИЯ
+ СПХ НА ВИДЕО
+ ЖУРНАЛ СПХ
+ РУССКIЙ СИМВОЛЪ
+ АРХИВ
+ СВЯЗЬ
+ ГОСТЕВАЯ
+ ССЫЛКИ
 

Живой журнал Главы СПХ
Царь грядёт!


Все новости на тему девиза  "Православие или смерть!"


ИА Русская весна


ПОЭЗИЯ

Храм на Красной площади

Царь Иоанн Грозный

Русские новости. Информационное интернет-издание. Экономика, политика, общество, наука, происшествия, горячие точки, криминал

О нас пишут
2004 год от Р.Х.
+ О нас пишут + словеса мятежны +
2006 2005 2004 2003 2002 2001 2000
На митинге "Россия против террора!"

ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ВСЕМ УБИЕННЫМ ОТ РУК БЕЗБОЖНЫХ СУПОСТАТОВ

На митинге

РОССИЯ

ПРОТИВ

ТЕРРОРА!

Москва
Васильевский спуск
7 сентября 2004 года

ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ВСЕМ  УБИЕННЫМ ОТ РУК БЕЗБОЖНЫХ СУПОСТАТОВ

Сообщения, размещенные в этом разделе:

Портал-Credo.Ru от 06.09.04, 16:33
"Чрезвычайное собрание Союза православных братств состоялось в храме Святителя Николы на Берсеневке"

газета "Коммерсантъ" №166 от 08.09.04
"Свистать всех на спуск!"

KMnews.ru от 08.09.04
"Митинг, состоявшийся в Москве, окончился голосованием"

Новая политика (NOVOPOL.RU) от 08.09.04
"Минута молчания. Она может затянуться"

газета "Московские новости" №34 от 10.09.04
"Под вашим руководством"

Портал-Credo.Ru от 06.09.2004, 16:33


Чрезвычайное собрание Союза православных братств состоялось в храме Святителя Николы на Берсеневке

В храме Святителя Николы на Берсеневке состоялось чрезвычайное собрание Союза православных братств, в котором приняли участие члены целого ряда православно-патриотических организаций. Участники собрания выразили соболезнования родным и близким погибших от рук террористов в Северной Осетии и в результате взрыва у метро Рижская в Москве, сообщает корреспондент "Портала-Credo.Ru".

Единогласно был принят проект открытого письма президенту России В.Путину и мэру г. Москвы Ю.Лужкову, с требованием введения в России и - особенно - в Москве строжайшего визового режима.

Как говорится в письме, "Россия и ее столица Москва стали проходным двором для всяческого рода человеческих отбросов, нахлынувших к нам отовсюду". Такой вывод сделали все выступающие на данном чрезвычайном собрании СПБ, на котором присутствовали глава СПХ и СПБ Л.Д. Симонович, игумен храма Святителя Николы на Берсеневке Кирилл (Сахаров), а также представители казачьих объединений Дона и Сибири.

Союз православных хоругвеносцев, Союз православных братств и другие православно-патриотические организации приняли решение участвовать в общероссийской акции "Россия против террора", которая состоится на Васильевском спуске Красной Площади во вторник, 7 сентября, в 17.00.

>> в начало раздела

газета "Коммерсантъ" № 166 от 08.09.2004, первая полоса

Свистать всех на спуск!
На Васильевском спуске организованно прошла стихийная акция протеста

Вчера в Москве на Васильевском спуске прошел стотысячный митинг "Россия против террора". Лучшие чувства людей – сострадание и любовь к детям – были использованы для организации спецмероприятия, напомнившего специальному корреспонденту Коммерсанта Валерию Панюшкину советские демонстрации и единодушное осуждение врагов народа.

В начале улицы Варварка стояло милицейское оцепление и девять рамок металлоискателей. Люди начали приходить часа за три до митинга, и у рамок то собиралась огромная толпа, то вообще никого не было. Это было так потому, что люди пришли на митинг не поодиночке и не семьями, а трудовыми коллективами, и весь трудовой коллектив, партия, профсоюзная организация или университет подходили к рамкам металлоискателя разом, организованно, создавая давку.

Настроение царило несообразно поводу праздничное. Бежали студенты со стопками маек и флагами, преподаватели пересчитывали своих подопечных, журили, что мало их пришло с такого- то факультета, грозили, что факультету за это влетит. При этом от мало кому известного Социального университета была целая толпа галдящей молодежи в желтых майках, а от МГУ или РГГУ – никаких официальных делегаций. Были федерация профсоюзов России, Партия жизни, партия "Родина", ЛДПР, Союз православных хоругвеносцев, то есть черная сотня.

– Товарищи, а где наливают-то? – кричала веселая полная женщина с плакатом "Мы останемся великим народом, если сумеем защитить наших детей".

Я подошел к ней и спросил:

– Можно мы не будем великим народом? Можно мы просто защитим детей?

– Чего? – женщина явно не понимала, о чем я спрашиваю. Она, похоже, не читала своего плаката.

А почитать было что. Толпа все прибывала, толпой были запружены уже вся площадь и весь мост, и над толпой были лозунги "Нас не запугать" и "Терроризм страшнее чумы" одновременно. Были лозунги "Беслан, мы с тобой!" и "Путин, мы с тобой!", как будто президенту Путину так же плохо, как городу Беслану.

Еще был огромный на длинном полотнище растянутый, по-английски написанный лозунг, обращенный к Соединенным Штатам: "Хотите помочь, экстрадируйте Ахмадова!" И такой же призыв к Великобритании: "Хотите помочь, экстрадируйте Закаева!" Не хватало только чего-нибудь про натовскую военщину, впрочем, был по-английски написанный лозунг, призывавший неизвестно кого англоговорящего не зарабатывать больше на слезах матерей.

Рации милиционеров говорили:

– К тебе колонна идет с моста, рассредоточь ее, чтоб одинаковые лозунги рядом не стояли.

На трибуну поднялся какой-то человек и сказал:

– Техническая проверка,– и стал говорить в микрофон числительные: 235, 236, 237...

– Он что, погибших считает? – тихо сказала рядом со мной пожилая женщина в черном.– Ему еще долго считать.

Такие люди, как эта женщина, в толпе были, и их было довольно много. Они пришли в одиночку, а не с трудовым коллективом, потому что им жалко детей, а не потому, что велел начальник, у них не было флагов в руках, они были одеты в траур, а не в веселенькие желтые майки. Они не кричали, не смеялись, не трепались по мобильному телефону, они плакали.

Для проверки звука включили музыку, песню Булата Окуджавы "Пока земля еще вертится". На фразе "Умному дай голову" эта незнакомая женщина, стоявшая рядом со мной, покачнулась и оперлась о мою руку и перестала опираться только на фразе "Дай рвущемуся к власти навластвоваться всласть".

Митинг начался с минуты молчания. Многие люди, сидевшие на бордюрах, во время минуты молчания не почли нужным встать, но тишина была впечатляющей. А после тишины стал выступать телеведущий Владимир Соловьев. И он хорошо говорил. Он говорил, что мы должны подумать о тех, кому нужна наша помощь. Он говорил:

– Ну почему за это никто не отвечает? Кто-нибудь ответит, почему жив до сих пор Басаев?

Он говорил, что террористы заставляют нас жить по придуманным ими правилам. Он говорил, что в Москве никогда не было такой национальной розни и теперешняя национальная рознь в Москве есть наша уступка террористам.

Казалось, что вот сейчас, вопреки этой лозунговой и флаговой показухе, вокруг прозвучат-таки слова, которые хотелось бы говорить и слышать мне, этой незнакомой женщине рядом со мной и все остальным людям, пришедшим на Васильевский спуск без рекламной продукции и в трауре.

Но куда там. Артист Константин Райкин говорил, что мы должны сплотиться, покончить с нашим разгильдяйством, и не говорил почему-то, что надо покончить с разгильдяйством силовых органов.

Поэтесса Дина Мамчуева сказала, что в Беслане погибли дети, чистые души, цветы жизни, ангелы. На слове "ангелы" женщина рядом со мной стала вытирать слезы, а девушка, державшая плакат "Враг будет разбит, победа будет за нами" стала звонить домой и говорить, что освободится еще часа через полтора. А поэтесса продолжала, обращаясь к президенту Путину и завывая немножко:

– Я понимаю, как трудно быть президентом России! – Она говорила с таким пафосом, будто президентом России быть труднее, чем матерью бесланского школьника.– Но, уважаемый Владимир Владимирович, через великие испытания проходят только избранные, и под вашим руководством...

Начался дождь. К микрофону подошел мэр Москвы Юрий Лужков и сказал:

– Вчера я был в Беслане, там небо плакало над погибшими детьми. Сегодня в Москве небо плачет, провожая в последний путь тех воинов, которые погибли, спасая детей...

У него дрожал голос:

– Мы не должны быть равнодушными, потому что террорист живет рядом. Мы должны спросить силовые структуры, как современное российское оружие попадает к террористам...

Тут одна часть речи мэра закончилась и началась другая:

– Мы должны спросить правительство, почему нам запрещают вводить регистрацию, которая защищает наш город.

В конце митинга артист Василий Лановой читал резолюцию. В резолюции говорилось, что мы скорбим о погибших детях, что осуждаем терроризм, что требуем от властей создать эффективную систему предотвращения терроризма. Требуем наказания для террористов, для заказчиков терактов и для их пособников. Никаких возражений.

Но своим поставленным голосом, читая резолюцию, артист Лановой обратился к пособникам терроризма напрямую:

– Господа, ваши слова о правах человека и общечеловеческих ценностях лукавы и лживы.

Получалось так, что теперь всякий, кто говорит о правах человека и общечеловеческих ценностях, лукавый лжец и пособник терроризма.

Прежде чем объявить митинг закрытым, ведущий попросил присутствующих проголосовать за эту резолюцию. Многие подняли руки. Но не все. Далеко не все.

Валерий Панюшкин

>> в начало раздела

KMnews.ru от 08.09.2004

Митинг, состоявшийся в Москве, окончился голосованием

Факты:

1 сентября 2004 г. формирование боевиков захватило среднюю школу №1 в Беслане (Республика Северная Осетия). Согласно официальной информации, в заложниках у бандитов оказались 1181 человек, в том числе много детей. Вчера в Москве на Васильевском спуске состоялся многочисленный антитеррористиче-ский митинг. Митинг, состоявшийся по инициативе Московской федерации профсоюзов, продолжался 40 минут. Наши корреспонденты побывали на митинге и приводят здесь краткий отчет.

Корреспондентам КМ.RU удалось проделать весь путь, который проделали рядовые участники митинга, прибывшие на Васильевский спуск не на бронированных автобусах и автомобилях. Пробка началась уже на Ильинке, где были установлены всего две магнитные рамки. Каждого желающего принять участие в митинге тщательно обыскивали, и потому очередь у кордона выстроилась в сотню метров. Вне очереди проходили лишь представители общественных организаций со знаменами.

Позже, перед самым началом митинга, сотрудники милиции на кордоне заявили, что рамки неисправны, и все желающие попасть на митинг должны пройти дальше, к другому кордону, у которого уже стояла огромная очередь. Это вызвало бурю возмущения у собравшихся, в результате чего оцепление было фактически прорвано, и народ хлынул мимо Гостиного Двора к Васильевсому спуску. Если бы в толпе оказался терпеливый шахид, ему вполне удалось бы проникнуть на митинг.

По официальным данным ГУВД, в нем приняли участие более 135 тыс. человек – на 20 тыс. больше, чем планировали организаторы.

Первые участники митинга – организованные группы работников муниципальных учреждений и предприятий – появились на Васильевском спуске заранее, так что уже к 16.00 милиция насчитала около пяти тысяч собравшихся. С собой митингующие принесли лозунги "Россию не поставить на колени!", "Всем миром – против террора", "Переговоры с террористами на языке пулеметов", "Нелюдям – людское проклятье". Кроме того, практически каждый из них держал в руке небольшой российских триколор или флаг Москвы с привязанной к древку черной ленточкой. Такой атрибутикой участников митинга обеспечили мелкие коммерсанты: флажки продавались у ближайших подземных переходов. Позднее на площади показались флаги Италии, Германии, Азербайджана, Украины, Великобритании, также увенчанные траурными черными лентами. Но самыми впечатляющими были огромные знамена Союза русских хоругвеносцев.

К началу митинга Васильевский спуск уже не вмещал всех желающих, поэтому часть людей осталась на Большом Каменном мосту и набережных Москвы-реки. В толпе митингующих угадывались представители от районных управ столицы (некоторые даже держали в руках таблички c названиями районов), пришедшие на митинг работники московских предприятий, организаций, вузов и школ. Впрочем, ощущалась некоторая натянутость – организаторы подстраховались и, как в советские времена, пригнали людей, которые, хоть и сочувствовали в глубине душе происходящему, но мокнуть под начавшимся дождем не собирались. Митинг начали покидать сразу же после начала, оставляя транспаранты и плакаты прямо у ограждений.

Самым проникновенным, на наш взгляд, было выступление Владимира Соловьева, которое почти не цитируется СМИ, возможно, из-за призывов привлечь к ответу не только террористов, но и тех, кто им помогал, прямо или косвенно. Спросить с силовиков, почему у бандитов было российское оружие и почему они так легко "оплачивают" свой проезд в любую точку страны, спросить с правительства, почему в Чечне продолжается война и по горам до сих пор разгуливает Басаев – таков был лейтмотив его выступления.

Мэр Москвы тоже не удержался от критики в адрес правительства. "Мы должны перестать быть равнодушными, – сказал Юрий Лужков. – Мы должны организовать мощный отпор и победить терроризм. Россию не удалось победить фашистам, не удастся победить и террористам... Мы не слабые, мы сильны нашим единством". Он рассказал, что в понедельник ездил в Беслан, где видел последствия того, что там произошло.

Лужков с упреком напомнил российскому правительству, что оно не дает возможности московским властям ужесточить правила регистрации приезжих, "которые позволили бы защитить Москву, так же как и любой другой город, от посягательств террористов".

Народный артист Василий Лановой зачитал резолюцию, в которой призвал к борьбе с терроризмом: "Мы требуем развернуть беспощадную борьбу с исполнителями и организаторами терактов, где бы ни находились и кем бы ни вдохновлялись преступники".

После дружного голосования в поддержку резолюции митинг фактически окончился. Кто-то поспешил уйти, но многие стояли, надеясь на какое-то продолжение. "Митинг закончен, освободите площадь", – вещали в громкоговорители блюстители порядка. Это не особо помогло. Растерянные демонстранты все еще чего-то ждали. В память о погибших в Беслане люди начали зажигать принесенные с собой свечи, которые установили у Варварки.

Вообще, риторика и приемы организаторов сильно напоминали времена развитого социализма, включая обличительный пафос речей представителей народов Кавказа и непременное голосование после прочтения резолюции. Похоже, что организаторы попытались загнать проявление искренних чувств в жесткие рамки сценария, откопанного где-то в архивах советского агитпропа. На наш взгляд, вымученности мероприятия удалось бы избежать, позволив выйти на сцену простым людям. И хотя митинг, по понятным причинам затянулся бы, но ведь не для галочки же его собирали, надеемся.

>> в начало раздела

Новая политика (NOVOPOL.RU) от 08.09.2004


Минута молчания. Она может затянуться.
Вчера на Васильевском спуске в Москве состоялся массовый антитеррористический митинг. Собралось 130 тыс. человек.

На углу улицы Варварка – ворота, как в аэропортах. К каждому из турникетов идешь сквозь строй солдат и милиции. Сумку проверяют у ворот. Потом небрежно обводят металлоискателем. Металл обнаружен в области ремня.

– Пряжка?

– Пряжка.

Готовлюсь поднять свитер.

– Не надо, проходи.

Верит. Напрасно… береженого Бог бережет.

На Васильевском спуске, людской поток уходит в Замоскворечье, вечером по ТВ скажут: 130 тысяч.

Немного похоже на ельцинские маевки конца 1980-х, о которых доводилось писать. Разница, пожалуй, в том, что среди митингантов тех лет было мало молодежи - "революция сорокалетних", помните? 7 сентября на Васильевском спуске молодежи было очень много.

Непохожи нынешние митинганты и на приверженцев лево-патриотической идеи, сотрясавших московские площади в эпоху первоначального накопления капитала. Те были очень идейные, до фанатизма партийные. 7 сентября партийных на митинге не было.

Хотя, почему? Вот справа в воздухе плещутся голубые флажки ЛДПР, много. Огромные лозунги Партии ЖИЗНИ. Союз Православных Хоругвеносцев. "Родина". Долговязый парень держит плакат "Доллар – бренд террора", его партийность неясна, но она есть. Но несопоставимо больше таких надписей, как "Бауманцы против террора", "СВАО", "Московские транспортные строители", "Профсоюз РАН", "ОАО "Московский подшипник" и т.д. И лица у людей "беспартийные". Самой крупной политической силой на митинге, судя по количеству молодежи в фирменных футболках, является РГСУ. Студенты, как водится, ходят стайками, кстати, совсем без пива. Над группами не-студентов витает дух "трудовых коллективов". Здесь та Москва, которую каждый из нас видит на улице. Разве что без "барыг", "братвы" и бухих пролетариев с футбольными фанатами. Нормальные люди, среднестатистические. Вот только детей почти нет…

Минута молчания. Не молчит только тележурналист-немец, который, пользуясь моментом, начинает вещать фатерлянду о происходящем. Очень громко.

На трибуне популярный телеведущий Владимир Соловьев. …Хватит быть зрителями в этой жизни… коррупция в органах… терроризм невозможен без продажных силовиков…

Какие справедливые слова. Неплохое начало митинга. Вот только зря он ставит на одну доску бесланских детоубийц и тех, кто "громит на рынке азербайджанцев". Хотя, смотря что он имел в виду. Последний раз азербайджанцев громили не фантомные скинхеды, а реальные армяне, в прошлом году на Петровско-Разумовском рынке столицы.

На трибуне московский доктор Кцоев, реаниматолог. Он сегодня возвращает к жизни несчастных детишек, доставленных из Беслана в столицу. …Осетины всегда были вместе с русскими… я горжусь принадлежностью к своему маленькому, но гордому народу…

Здесь что не слово, то правда. Осетины русских не предавали. Осетины сражались во всех русских войнах последних столетий. После распада СССР русских выдавливали и из бывших республик, и из ряда автономий, но никогда – из Осетии. А острому чувству принадлежности к родному народу русским стоило бы у осетин поучиться. Но где в речи доктора Кцоева слова о том, в какой потрясающе доброй и чуткой стране его народу посчастливилось жить? Где слова о потоках слез, которые в эти дни проливаются от Калининграда до Владивостока? И почему на похоронах русских бойцов, отдавших жизни в Беслане, осетинских лиц было намного меньше, чем русских? Вопросы, вопросы… Несмотря на них, в "рейтинге выступавших" именно этому человеку хочется отдать первое место. Московский доктор-осетин спасает раненых детей из Беслана. Помоги ему Бог.

Митрополит Ювеналий. …Иродово преступление…

Лучше не скажешь. В умной книге прочитал, что когда представителей церковной иерархии просят дать оценку тем или иным "мирским" событиям, наступает некоторое общественное разочарование: моральная оценка оказалась банальной (и атеисту понятно, что плохо это плохо). Или глуповатое удовлетворение – "и Церковь их осудила!". Все так. Но разве может Церковь отказаться комментировать национальную трагедию? Особенно если объектом злодеяния стал православный народ…

Константин Райкин хорошо начал. А потом эмоции его захлестнули. В патриотическом порыве актер воспевает неизбежную победу России над терроризмом и заканчивает криком "Ура!", словно забыв, по какому поводу приглашен выступать… "Ура" будет тогда, когда последний кишлак, в котором замечен пятиюродный брат террориста, будет стерт с лица земли и заасфальтирован. И ни минутой раньше…

Юрий Лужков в традиционно эмоциональной форме развивал верную мысль тележурналиста Соловьева о том, что пока чиновники и силовики берут взятки, терроризм не победить. И что с правительства, так безобразно запустившего страну, надо строго спросить. Он забыл добавить, что сеть чеченских казино, отелей и борделей возникла в Москве еще в те годы, когда градоначальником был Иван Калита. И астрономические суммы, которые ежедневно зарабатываются этими объектами соцкультбыта, идут в Чечню на развитие парусного спорта.

Резолюцию митинга зачитал Василий Лановой. Помимо прочего в документе содержался выпад в адрес российских правозащитников, под лозунгом прав человека отстаивающих интересы террористов. Непонятно, за что он ополчился на правозащитников: они не изобрели велосипед. Их декларации воспроизводят базовые западные стереотипы в отношении чеченской войны. Стереотипы продолжают работать даже в дни, когда западные лидеры шлют России соболезнования. Кто читает по-английски, рекомендую, например, The Los Angeles Times, корреспондент Ким Мерфи. Или канадскую The Ottawa Sun, Эрик Марголис.

Под звуки песни "Я люблю тебя, жизнь", митинг заканчивается, но некоторое чувство разочарования все-таки остается. Что я услышал? Что терроризм это плохо? Что убивать детей нельзя? Что те, кто это сделал, – нелюди? Что у террористов "нет ни национальности, ни веры"? Кстати, есть у них и национальность, и вера, и политические цели, как все это есть у жертв и у спасителей. Соблюдая политкорректность, не впадайте в припадочность.

Журналисты, освещавшие митинги лево-патриотов в начале 1990-х, согласятся, что те были намного, просто несопоставимо эмоциональнее. Их градус был таким высоким, что московские улицы превращались в арены боев, добрая тысяча из тех митингантов погибла осенью 1993-го в коктейле из железа и крови на Краснопрасненской набережной. По сравнению с митингами тех лет мероприятие на Васильевском спуске выглядело каким-то до обидного "плановым". И это притом, что вызов сегодня брошен нации в целом, а не приверженцам конкретной идеологии, как тогда.

В таком случае, может быть, целью митинга было публичное провозглашение "нового курса" государства, потребность в котором чудовищным образом подтверждена в Беслане? Но "концептуально" ни один из ораторов не вышел за рамки осторожного обращения президента, прозвучавшего 4 сентября.

А жаль. Необходимость радикальных перемен в государственной политике сегодня доказана уже детской кровью. Московский митинг 7 сентября мог бы стать идеальным "стартом" новой политики.

Может быть, именно для этого собрались вчера на Васильевском спуске 130 тысяч человек. "Старта" не произошло. Но историческая фраза "промедление смерти подобно" сегодня в России звучит уже не как метафора.

>> в начало раздела

газета "Московские новости" № 34 от 10.09.2004

"Под вашим руководством"
Россия после Беслана

Антитеррористические митинги, прошедшие в последние дни в России, были организованы на высоком профессиональном уровне. Серия демонстраций открылась в Санкт-Петербурге на Дворцовой площади. Там собралось более 50 тысяч человек. Через день в Москве на Васильевском спуске насчитывалось более 100 тысяч. Все шло по утвержденному плану. Осталось только невыясненным, кому же и что демонстрирует народ, кто адресат этого послания, до кого пытаются докричаться люди. В Петербурге самой внушительной выглядела колонна партии "Единая Россия". Лица ее участников выражали неколебимую социальную ответственность. На все вопросы репортеров они слаженно отвечали: "Надо внимательнее слушать президента". Немногие представители молодежи, затесавшиеся в ряды "единороссов", реагировали на обращения ужимками и смешками. Когда же зазвучали речи и особенно телеобращение Валентины Матвиенко (она находилась в тот день в Беслане), юные сторонники партии власти кричали и скандировали так, что им могли бы позавидовать профессиональные оперные клакеры. Другие группы митингующих являли собой феномен, который советский агитпроп идентифицировал как "представителей трудовых коллективов". Обращали на себя внимание такие транспаранты: "Работники Парка культуры имени Бабушкина против террора!" или "Нас не поставят на колени. Работники культуры Невского района". Проблеск здравого смысла угадывался в одном воззвании: "Президент! Наведи порядок в своей стране!" Всеобщая подавленность и растерянность явно плохо согласовывались с боевитым митинговым духом. Иллюзия гармонии пришла во время выступления кинорежиссера Алексея Германа: "Для людей, которые стреляют в спины детей, пожизненный срок - это не наказание. Их надо расстреливать". Раздались аплодисменты и возгласы поддержки. Но, кажется, дело не в кровожадности, просто был нужен повод для выплеска эмоций. Герман его предоставил. Но вот вопрос: можно ли запугать расстрелом тех, кто готов сам себя порвать на куски, - а именно таковы фанатики, захватившие бесланскую школу. Председатель местного парламента Вадим Тюльпанов решил развить идею, заявив, что он бы и не против смертной казни, но хорошо бы подальше от СПб. "Вот в США в одном штате казнят, а в другом - нет. Так почему бы и у нас так не сделать. На Кавказе, где такая ситуация, - пусть будет. А нам не надо".

Московский митинг проходил у стен Кремля на Васильевском спуске. И это соседство определило его эмоциональный строй. На трибуне красовался гигантский лозунг "Мы победим!". Мэр столицы Юрий Лужков сказал, что сама природа оплакивает погибших детей (шел дождь), а в Москве надо ужесточить порядок регистрации. Актер Константин Райкин обличал каких-то анонимных "равнодушных разгильдяев", допустивших и проглядевших. Другой мастер сцены, Василий Лановой - последняя надежда российской государственности - зачитывал грозную резолюцию, опять же непонятно кому адресованную. От лица кавказской общественности представительствовала поэтесса Дина Мамчуева, она обращалась не столько к присутствовавшим, сколько к отсутствовавшему Владимиру Путину, уверяя его: "Сегодня каждый из нас уверен в том, что под вашим руководством могучий российский народ победит".

Но никакой уверенности за пределами трибуны никто не выражал. И менее всего к этому были склонны те, кто хотел, но не смог попасть на митинг. Поскольку ораторы довольно проворно свернули свои речи, многие просто не успели попасть к месту события. И похоже, именно среди них-то и оказалось большинство тех, кто шел на митинг, руководствуясь личными соображениями. Впрочем, некоторые частные инициативы обнаруживались и в рядах митингующих. Дама преклонных лет изо всех сил тянула вверх плакат "Олигархи не в стороне от террора, они на стороне террора". "Почему вы так думаете?" - спросили мы. "А что тут непонятного?" - ответила женщина и резко повернула голову в другую сторону. Не менее загадочным и многозначительным показался нам транспарант "Вчера - Афганистан и Сербия, сегодня - Россия". Простор для толкований открывается слишком широкий, чтобы им пользоваться.

Но вот о чем следовало бы задуматься, только не знаю кому. Никто, от черносотенцев-хоругвеносцев до коммунистов, от Студенческого сообщества до Экологической партии, никто не требовал ничего от своих властей. Они организовали митинги, они утвердили список выступающих и тексты лозунгов. Они многое сделали... Но к ним совсем никто не обращался, кроме жалких лизоблюдов. Они, власти, в тяжелом положении никому не нужны.

И вот она - новая политическая реальность. Трудно сказать почему, но лозунг "Путин! Мы с тобой!" сиротливо стоял у стены храма Василия Блаженного, и никто о нем не вспомнил.

Юрий Арпишкин

>> в начало раздела


Орден Димитрия Донского 2-й степени
Орден Преп. Сергия Радонежского 3-й степени
Орден Преп. Серафима Саровского 3-й степени
Орден Благоверного царя Иоанна Грозного
Орден - За заслуги

новые фото
Русский марш - 2108

новые фото
Крестный ход в Свиблово

новые фото
Крестный ход в Тайнинском

новые фото
Поездка на Чудское озеро

новые фото
Открытие памятника Ивану Грозному в Орле

новые фото
110-летие подводного флота России

новые фото
Поездка в Санкт-Петербург

новые фото
Концерт в Туле

новые фото
Поездка в Новороссию

новые фото
Хоругвеносцы на Саур-Могиле

новое видео
В

новое видео
У

новое видео
Архив.

новое видео
Архив.

новое видео
день

новое видео
Похороны

новое видео
Награждение

новое видео
Интервью

новое видео
Награждение

новое видео
О

новое видео
Открытие

новое видео
Царский

новое видео
день

новое видео
день

новое видео
Интервью

новое видео
Интервью

новое видео
Русский

новое видео
Интевью

новое видео
Анти-Матильда

новое видео
Анти-Матильда

книги
Книга С.Новохатского "Этнический терроризм"

 

 
Русское Православно-Монархическое Братство Союз Православных Хоругвеносцев


При полном или частичном воспроизведении материалов сайта обязательна ссылка на www.pycckie.org

Кольцо Патриотических Ресурсов Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Rambler's Top100