СОЮЗ ПРАВОСЛАВНЫХ ХОРУГВЕНОСЦЕВ (СПХ) Союз Православных Хоругвеносцев Мы Русскiе - Съ нами Богъ!
Православiе Самодержавiе Народность
 



+ О СОЮЗЕ  
+ НОВОСТИ
+ ГАЛЕРЕЯ
+ ПОЭЗИЯ
+ СПХ НА ВИДЕО
+ ЖУРНАЛ СПХ
+ РУССКIЙ СИМВОЛЪ
+ АРХИВ
+ СВЯЗЬ
+ ГОСТЕВАЯ
+ ССЫЛКИ
 

Живой журнал Главы СПХ
Царь грядёт!


Все новости на тему девиза  "Православие или смерть!"


ИА Русская весна


ПОЭЗИЯ

Храм на Красной площади

Царь Иоанн Грозный

Русские новости. Информационное интернет-издание. Экономика, политика, общество, наука, происшествия, горячие точки, криминал

Новости
Лента Новостей. 2022 год от Р.Х.
Служба информации Союза Православных Хоругвеносцев
2022 2021 2020 2019 2018 2017 2016 2015 2014 2013 2012 2011 2010 2009 2008 2007 2006 2005

24.03.2022

Москва

Служба информации Союза Православных Хоругвеносцев и Союза Православных Братств

СОЮЗ ПРАВОСЛАВНЫХ ХОРУГВЕНОСЦЕВ,
СОЮЗ ПРАВОСЛАВНЫХ БРАТСТВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

Интервью руководителя объединения "Русский Символъ" Игоря Игоревича Мирошниченко

Рубрика: «Творчество»

Алена ЮРЧЕНКО
И гений, парадоксов друг, и случай, бог изобретатель…
Росток дерзновения, без которого талант немыслим
Творчество – лучшее лекарство против старения, страха и смерти. Художнику Игорю Мирошниченко это известно не понаслышке. Он настоящий созидатель: и школы искусств, и собственного, уникального стиля, и нового, не на что не похожего бренда одежды, участник крупных выставок в России и за рубежом. Несмотря на богатое прошлое и не менее плодотворное настоящее, Игорь Игоревич «звездной болезнью» не страдает. О чем на самом деле мечтает художник по зову сердца и педагог с золотыми руками, читайте в его эксклюзивном интервью «Учительской газете».

Игорь Игоревич, что привело Вас на художественную стезю?
- Рисовал с раннего детства. Благодарен родителям: увидев, чем я занимаюсь, они отвели меня в изостудию в младших классах. Поскольку родился я в семье военнослужащего, при переводе отца в новое место каждый год менял и школу, и студию. Особенно запомнился мне город Уральск в Казахстане, пристанище русского казачества - там и колорит особый! Меня очень вдохновляло это окружение: я начал много писать с натуры, именно там впервые почувствовал цвет, насыщенность. Наряду с этим любил рисовать людей: от графических набросков перешел к портретной живописи, фигурным изображениям человека. Привлекала книжная иллюстрация, я читал запоем, и Тиля Уленшпигеля, и «Тихий Дон» Шолохова, и «Декамерон» Бокаччо. Меня интересовало Возрождение, военная история. Творческие метания навели, в итоге, на мысль о необходимости профильного образования.

Куда и почему решили поступать?
- Сначала пошел в Абрамцевский художественно-промышленный колледж имени В. М. Васнецова. В нашей изостудии распределяли, кто куда пойдет, и я выбрал учебной заведение, уроки в котором носили практико-прикладной характер. Мы много работали с деревом, металлом, но мне хотелось просто рисовать: меня манил холст. Я вернулся обратно, закончил десятилетку, затем поступил Московский государственный текстильный университет имени А. Н. Косыгина (Текстильный институт). Это – художественный вуз с древней историей, которая берет начало еще во ВХУТЕМАСе, сочетает классическую традицию с новаторской, моду 20-х годов прошлого века с авангардистским искусство. Параллельно с дизайном одежды я занимался живописью, чуть меньше – графикой. Поступил в Институт графики и искусства книги имени В.А. Фаворского на Баррикадной, там познакомился со многими корифеями направления. Участвовал в 20-летии Бульдозерной выставки.

Что это участие Вам дало?
- На сегодняшний момент – ничего, коллеги оттуда не занимаются сейчас серьезной художественной работой. Больше дает Евразийский Художественный Союз (ЕСХ). В то, далекое, студенческое время же я активно выставлялся, но постепенно отдалялся от всех московских художественных группировок: занялся духовными поисками, и темами моих работ все чаще становились христианские сюжеты.

Когда у Вас оформился собственный, уникальный стиль?
- Примерно тогда же, со вступлением в Союз. Я считаю, что двигателем творчества является эксперимент. Я экспериментировал и с маслом, и с темперой, и с гуашью, брался за портреты членов царской семьи и обычных людей, писал на религиозную и светскую тематику, вдохновлялся политическими деятелями – не всегда в позитивном ключе. И, что важно отметить, моя работа являлась проводником за границы реальности.

Где Вы вообще выставлялись – внутри России, за границей?
- При Советском Союзе нигде не бывал, кроме Сербии, Румынии, служил в Германии. Позднее не ездил сам, но направлял работы на персональную выставку в Бельгии, на EXPO в Париже в конце 1980-х. Год назад мои картины экспонировались в Сербии на выставке русских художников. Что касается России, в список входят «Crazy – это сразу» в Мультимедиа Арт Музее, выставка, посвященная тысячелетию крещения Руси, персональная экспозиция в Музее космонавтики – там у меня приобрели много работ в Англию и в сам музей.

Как бы Вы сами свой стиль назвали?
- Нынешнему графическому стилю, основанному на монотипе, обозначения пока не придумал. Оно должно быть ведь емким и метким. Условно я называю его «методом взаимодействия». Когда поверхности соприкасаются, они порождают удивительные структуры. Если рассматривать более широкий художественный аспект, можно назвать его неосимволизмом или арт-символизмом. Однако, я считаю, что обозначение совсем не обязательно, иногда оно даже вредит. Если брать хрестоматийные примеры, упомяну Винсента Ван Гога: его творчество не укладывается в рамки какого-либо одного направления, стиль настолько необычен, что сведение его к какому-то жанру, допустим, постимпрессионизму, это будет искусственным ограничением. Сальвадор Дали тоже вышел за пределы сюрреализма.

Вы могли бы отметить кого-то из своих педагогов, оказавших на Вас наибольшее влияние?
- В наше время сложно выделять кого-то одного. По большей части, развивался я самостоятельно, но, конечно, всегда процесс сопровождали люди, которые меня наставляли и направляли, например, Виктор Адольфович, который учил меня рисунку. Или Домогацкий Владимир Николаевич, говоривший с любовью: «Ты всех послушаешь, но сделаешь по-своему». Так преподавателей-профессионалов особо выделить не могу, но могу художников. Один из них, но уже в последнее время – Олег Королев, как раз из Евразийского Художественного Союза. Именно он сподвиг меня на вплетение символов в настоящие живописные произведения, возведение символа в ранг серьезного изобразительного искусства. Живописные образы часто становятся символами. Об обратном же процессе мне до сей поры не было известно ничего.  

А как Вы решили преподавать сами?
- Никогда не стремился. Так вышло само. Когда художнику нужна мастерская, он часто идет и предлагает свои услуги для занятий с детьми. В советское время помещение для творчества предоставляли бесплатно, но нужно было набрать учеников. Потом произошла перестройка, все начало рушиться, я с трудом удержал помещение, в котором тогда работал: родители продолжали водить детей проторенной тропой. Постепенно преподавание превратилось и в источник заработка: трудно прожить на одни картины. На западе арт-бизнес сложился, у нас – пока нет.

Почему же?
- Не велась целенаправленная раскрутка художников с упором на работу на родине. В одной из галерей в 90-е годы мне отказали по причине того, что «работы слишком полны созидательной энергии, а им нужно разрушать». Позднее галереи, с которыми я сотрудничал, поглотили большие монопольные сети, которые работали с художниками, интересными на западе, да и то – не всеми, а распиаренными. Сейчас появляется надежда на формирование отечественного арт-рынка в связи с геополитическими изменениями. Он уже существует в виртуальном пространстве, но это несерьезно. Произведение искусства – конкретный эталон. Это – пространство, в которое погружаешься при создании картины, в это пространство художник в буквальном смысле вкладывает атомы своего тела. Именно поэтому такое невероятное впечатление производят на посетителей картины на выставке, интернет аналогичного ощущения не подарит никогда.

Как Вы попали в студию «Мир искусства», что сейчас преподаете, где участвуют ребята?
- Работал на государство, но не устраивали регламент и участие в никому не нужных мероприятиях «для галочки», поэтому переехал сюда, где могу проводить собственную выставку, преподавать по своей методике и обладаю относительной свободой.
Что касается выставок: например, после экспозиции, посвященной Сальвадору Дали в Манеже, мы в школе сделали собственную выставку – «Портреты Дали». В Испании как раз в то же время объявили конкурс, посвященный известному сюрреалисту, и наша девочка заняла там третье место. Работы высылали со всего мира. Но главное для меня – не участие в выставках и состязаниях, а раскрытие индивидуальности ребенка, понять, что ближе ему. Вдруг, он академический рисовальщик или гениальный график? Или живописец, который настолько тонко чувствует свет и цвет, что остро реагирует на малейшие переходы? Дизайнер, увлеченный коллекциями оружия, модой? Будущий архитектор? Книжный иллюстратор? Когда выясняются склонности ребенка, тогда начинается скрупулезная работа именно с ним по конкретному направлению.

А бывает такое, что ученик плох во всем? Ничего ему не дается? Как поступаете в таких случаях?
- Если бы родители раньше времени не забирали своих детей, или сам ребенок не уходил, устав прилагать усилия, я бы мог в любом раскрыть какой-то дар, просто до этого часто не доходит. Или им тяжело, или они чувствуют, что рисование – не их. Но я не ограничиваю ребят какими-либо жанрами или стилями. И человек, который считал себя бездарностью в классическом направлении, на самом деле может оказаться, например, прекрасным абстракционистом.

Сколько длятся занятия? Вы работаете только с детьми или со взрослыми тоже?
- От полутора-двух до шести часов: кто сколько выдержит. Ходят ко мне порой по десять лет: начали детьми, продолжили взрослыми. Есть и отдельные взрослые группы. Бывает, приходят семьи с детьми, родители начинают заниматься на пару с чадом. Бывает и так: ребенок может уйти, а мама или папа – остаться.

Вы готовите абитуриентов в вузы и ссузы, или же ученики занимаются «для себя»?
- Готовлю. У нас «на счету» МАРХИ, Строгановский университет, много колледжей. Одна девочка сейчас готовится поступать во Францию на дисциплину «анимация», мы много занимаемся именно с ней графикой. Еще одна ученица поступила в Вашингтон на отделение «оформление художественной книги»: стала иллюстратором. Она выполнила очень талантливую серию иллюстраций к «Маугли». Я выпускал календари с работами детей, с удовольствием при наличии средств издал бы книгу.

Вы создали собственный бренд под названием «Русский символ». Расскажите, пожалуйста, о нем поподробнее.
- Всегда хотелось носить что-то уникальное, свое, но вместе с тем – традиционное, исконно русское. Выставки и ярмарки ничего интересного не предлагали – однотипные, стилизованные сарафаны для женщин и косоворотки – для мужчин. И тогда я решился на создание собственного бренда, основанного на православной символике: лабарум, кресты, меч стали элементами моих заготовок. Родители моих учеников тоже приобретают одежду с моими рисунками: и себе, и детям. Все началось с футболок, потом ассортимент расширился - пошли банданы, толстовки, шевроны. Сейчас у меня около 100 заказов на толстовки, а возможностей напечатать их нет. Тем, что должны делать человек 6-7, занимаюсь я один: и фотографирую, и выставляю, и езжу за сырьем, единственное – не печатаю пока на станке. Зато все эскизы – исключительно мои. Вещи с разработанной мной символикой носят люди, достаточно известные в медиа и политике – лидер рок-группы «Алиса» Константин Кинчев, активистка Национально-освободительного движения Мария Катасонова. Еще одно направление моей работы – знамена. С ними люди даже ездят на передовую в «горячие» точки.

Какие у Вас творческие планы на ближайшее будущее?
- Закончить серию графических работ из серии «Апокалипсис», продолжать творить в своем стиле: я одновременно всегда веду минимум пять работ, многие пишу лет 10. В графике это картина «Опричнина», в масле – образ Божьей Матери. Хочу закончить модельный цикл и понаблюдать, как мои модели будут смотреться на живописном полотне, превратить вестибюль в Зимний сад: развесить растения, утеплить помещение, чтобы там ребята занимались только природными мотивами. Возможно, привлечь инвестиции на школу. Еще одна моя давняя мечта – создать Музей детского изобразительного искусства. Коллекция нашей школы – несколько сотен первоклассных шедевров, которые никто не видит! Если это будет постоянная экспозиция, или серия сменных, зрители поймут, что детское искусство – это огромная сила. Насколько мне известно, такие музеи существуют только в США, в Нью-Йорке, и у нас в Сибири, в городе Тайга. Развивать «Русский символ»: то, что люди носят на себе, они носят и в себе. А в наше переходное, непростое время символ имеет решающее значение в вопросах самореализации, самопрезентации и самоопределения.

 

 

 

 

 

     


Орден Димитрия Донского 2-й степени
Орден Преп. Сергия Радонежского 3-й степени
Орден Преп. Серафима Саровского 3-й степени
Орден Благоверного царя Иоанна Грозного
Орден - За заслуги

новые фото
Русский марш - 2108

новые фото
Крестный ход в Свиблово

новые фото
Крестный ход в Тайнинском

новые фото
Поездка на Чудское озеро

новые фото
Открытие памятника Ивану Грозному в Орле

новые фото
110-летие подводного флота России

новые фото
Поездка в Санкт-Петербург

новые фото
Концерт в Туле

новые фото
Поездка в Новороссию

новые фото
Хоругвеносцы на Саур-Могиле

новое видео
В

новое видео
У

новое видео
Архив.

новое видео
Архив.

новое видео
день

новое видео
Похороны

новое видео
Награждение

новое видео
Интервью

новое видео
Награждение

новое видео
О

новое видео
Открытие

новое видео
Царский

новое видео
день

новое видео
день

новое видео
Интервью

новое видео
Интервью

новое видео
Русский

новое видео
Интевью

новое видео
Анти-Матильда

новое видео
Анти-Матильда

книги
Книга С.Новохатского "Этнический терроризм"

 

 
Русское Православно-Монархическое Братство Союз Православных Хоругвеносцев


При полном или частичном воспроизведении материалов сайта обязательна ссылка на www.pycckie.org

Кольцо Патриотических Ресурсов Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Rambler's Top100