СОЮЗ ПРАВОСЛАВНЫХ ХОРУГВЕНОСЦЕВ (СПХ) Союз Православных Хоругвеносцев Мы Русскiе - Съ нами Богъ!
Православiе Самодержавiе Народность
 


+ О СОЮЗЕ  
+ НОВОСТИ
+ ГАЛЕРЕЯ
+ ПОЭЗИЯ
+ СПХ НА ВИДЕО
+ ЖУРНАЛ СПХ
+ РУССКIЙ СИМВОЛЪ
+ АРХИВ
+ СВЯЗЬ
+ ГОСТЕВАЯ
+ ССЫЛКИ
 

Живой журнал Главы СПХ
Царь грядёт!


Все новости на тему девиза  "Православие или смерть!"


Русский монархист


ПОЭЗИЯ

Храм на Красной площади

Царь Иоанн Грозный

Фонд во имя свт. Иннокентия Иркутского

Русские новости. Информационное интернет-издание. Экономика, политика, общество, наука, происшествия, горячие точки, криминал

Мастерская "Зодчий"

Движение Косовский Фронт
Бородино-2012
Новости
Лента Новостей. 2020 год от Р.Х.
Служба информации Союза Православных Хоругвеносцев
2020 2019 2018 2017 2016 2015 2014 2013 2012 2011 2010 2009 2008 2007 2006 2005

20.06.2020

Москва

Служба информации Союза Православных Хоругвеносцев и Союза Православных Братств

СОЮЗ ПРАВОСЛАВНЫХ ХОРУГВЕНОСЦЕВ,
СОЮЗ ПРАВОСЛАВНЫХ БРАТСТВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

Время бесов - 1

I.  Смерть «русского» фашиста

Нет!.. Достоевский был прав! Абсолютно прав. Именно он, в образе Петруши Верховенского, увидел желание ненормальных править миром. Все они – Верховенский, Ульянов, Желябов, Джордано Бруно, Богданов, Игнатий Лойола, Томас Мор… Жак де Моле, Че Гевара, Дзержинский, Троцкий, Свердлов и, наконец, самый из них главный теоретик разрушения и террора – Нечаев. Да и Ленин считал его главным и требовал, чтобы разыскали, собрали и напечатали все его труды. А ведь Нечаев действовал по древнему принципу «повязки» всех соратников «кровью». Именно так они – соратники во главе с Нечаевым – приговорили и убили невиновного, но выступавшего против, раскусившего и презиравшего Нечаева, студента Иванова. Убивали вместе, целой группой. Это и называется – «повязка кровью». Именно это убийство и воссоздал Достоевский в «Бесах», как убийство «нашими» во главе с Петром Верховенским, бывшего студента Шатова. И это убийство повлекло за собой множество убийств и самоубийств: новорождённого ребёнка Шатова, его только что родившей жены, капитана Лебядкина, его сестры блаженной хромоножки, Лизы, Федьки Каторжного, и самоубийства Николая Ставрогина. Кстати, последнее не менее, а может даже и более важно, чем убийство Шатова. Ибо, если Шатова убили какие-никакие люди, то Ставрогина убил Чёрный человек – т. е. Дьявол…

Но нам тут интересна т. н. «философия», которая приводит к таким вот событиям, к балу в пользу бедных гувернанток с последующим жутким скандалом и давкой, и в это самое время – к грандиозному пожару в, чуть было не написал, «в Замосковречье»…

А приводит ко всему этому разрушению, абсолютному нигилизму, та самая известная философия «крайнего индивидуализма» или «абсолютного «Я»» – суть которой очень хорошо выражена в названии книги Макса Штирнера «Единственный и его достояние», т. е. «Единственный» – это «Я»: Нечаев, Верховенский, Ставрогин, Раскольников, а его «достояние», т. е. собственность – весь остальной мир и окружающие его люди, которыми он – «единственный» – может распоряжаться по своим прихотям, желаниям и усмотрениям… Вот, собственно, и вся суть философии, которую нам преподносили такие великие идеологи «Крайне Правой» – как Евгений Головин, Александр Дугин или Роман (Руслан) Бычков.Головин как глава «Чёрного Ордена СС»; Дугин как теории «Евразийской», т.е. по сути дела татаро-монгольской, азиатской оккупации; «отец» Роман (Руслан) Бычков как теоретик абсолютного «правого» террора.

Все они, кроме того, что были вождями различных «Опричнин», были ещё и публицистами, писателями и поэтами. Вот, например, что писал «иерей» Роман Бычков в стихотворении с выдающимся названием =RUS-ANTICHRIST= 21 марта 2010 года:

Рус-антихрист – что се за притча?
Коль «антихрист», зачем он рус?
Толи «сатанист», толь «язычник»,
Разрешить никак не берусь…

Мы Христу как Царю и Богу,
Принесли как вассалы оммаж,
Только надо учесть, что много
Лжехристов развелось весьма.

Божий Сын, пришедший во плоти,
Новым Белым Адамом стал,
А Антихрист – не тот, кто против,
Он приходит вместо  Христа.

Он подделка, он весь на шифре,
Он соблазн, он обман, так что,
Видно, надобен Рус-антихрист
Среди сонмища  лжехристов
.

Что нам спор вести понапрасну,
Нас ждёт битва за Русский Райх,
Кто был больше прав, станет ясно,
Когда будет  Русь «юденфрай».

Божий мiр от нечисти чистит
Боевой   Арийский  союз,
С нами в общей борьбе  Рус-антихрист,
Ибо прежде всего он – РУС!

                                                             о. Роман  Бычков

И   ответ о. Роману Бычкову:

Воин Завета

В царстве тюремном ЗОГа
Сбросив смиренье с плеч,
Верен Завету Бога:
Аз есмь
не Мир, но Меч!

Помня слова те простые,
В час не цветов,но бомб,
Воины
Духом Святые
Выйдут из недр катакомб!

Крепок доспех их молитвы
Против греховности сил,
С ними
Предтеча Гитлер!
С ними
Стратиг Михаил! 

Жизнь
до последнего мига
В остром венце из роз,
Сбросить торгашества иго

Как заповедал Христос!

В царстве проклятом ЗОГа
Сбросив смиренье с плеч,
Верен Завету Бога:
Аз есмь
не Мир, но Меч!

                                                             Эдди Эрикссон  (с) 2009

Да, Достоевский действительно был пророк! Ведь то, что он увидел в своих романах, особенно в «Бесах», сегодня только воспроизведено в таких фантастических типах как глава Катакомбной Церкви Истинно Православных Христиан преподобном Амвросии фон Сиверсе (Алексее Смирнове), иерее Романе (Руслане) Бычкове, недавно умершем поэте-дьяконе Сергее Яшинеи уже давно ушедшей от нас такой совершенно запредельной фигуре как Евгений Головин…

Но вот, что интересно, хотя всякие там «Дворкины» ставят нас Хоругвеносцев в один ряд с ними – мы ко всем этим «HardMetall-ам» не только совсем не относимся, но и, пожалуй, им всем противостоим. Хотя в Сети вот такие-вот фотографии =их= и =нас= помещают рядом или одну за другой. Мол одно проистекает из другого, и вообще, это один и тот же лягушатник:

«Амвроосий фон Сиверс» и «РКЦ ИПХ».

У них нацисты освобождали Россию от жидо-большевиков, а  Гитлер – святой, у них даже икона есть святого Адольфа Мюнхенского.

А это мы – Хоругвеносцы:

Опричные Хоругвеносцы. Повторяю, ни к каким т. н. «церквям», типа «церкви КЦ ИПХ» мы не имеем никакого отношения.

«Епископ Сиверс», совершающий мессы во имя «Атаульфа Мюнхенского-Берлинского» т.е. Адольфа Алоизовича Шекель-Грубера по кличке Гитлер.

Тут приведу несколько цитат из Интернета: «Маргиналы, мечтатели о русском, а то и напрямую немецком рейхе, липнувшие к часто вполне достойным лидерам «русских националистов» – всё это вместе с жуткими картинками участников русских маршей в звериных шкурах (и никакие колонны ндпшников в галстуках не могли спасти этот образ русских националистов как чудовищных маргиналов) — все это вкупе и привело к смерти русского национального движения…»

«Я не знаю, как там «крестовый» поход Запада против «Святой Руси», но я пока вижу крестовый православно-ордынский поход со стороны Московии. Поход, к которому РПЦ готовилась и готовила кадры» – такие вот, цитаты . . .

Дальше пишу от себя – Л. Д. Симонович-Никшич:

Всё смешалось  в Датском королевстве. Иногда уже совершенно не поймёшь, кто пишет: то ли секта Дворкина, то ли церковные либералы, то ли «православные сионисты», то ли наоборот «русские фашисты», то ли «Антифа», то ли наоборот «Фа»… Я тут привёл пару-тройку цитат. Одно могу сказать, сегодня СПХ не имеет никакого отношения ко всем этим группам, «церквям» и их писаниям или же их оппонентам-разоблачителям…

Вот ещё цитата: «Украинские военные бьются на своей земле с мракобесами, готовыми ради своих призрачных целей и средневековых идей превратить в развалины целые города. С террористами готовыми убивать несогласных. Новороссия – это форпост азиатчины, орды. Новороссия – это плацдарм, с которого Московская орда готовит бросок в центр Европы»... Это цитата уже из фашистов «свидомых», и тут же приводится фотография нашего Хоругвеносцы И. И. Мирошниченко, который не имеет никакого отношения ни ко всем этим «православным церквям», ни к приделанному авторами коллажа к его голове шлему . . .

Тут мой заместитель Владислав, комментируя все эти «Пикчерз фром экс-ебишн» (pictures from the Exhibition) взорвался: «Леонид Донатович! Зачем выдумывать и говорить, что нас рядом ставят. Фото вырваны с совершенно разных сайтов! Где вместе?! Или вы хотите, чтобы так думали, читая этот текст! Потому что именно это и получается по этим картинкам!»
Нет, я этого вовсе не хочу. Впрочем, хоть и внешне, с точки зрения формы и зрелищности мы, Хоругвеносцы, дадим всем остальным – как «правым», так и «левым» – 100 очков вперёд, но внутреннее, по содержанию, мы, действительно, всем им полная противоположность. Ибо вот что такое Союз Православных Хоругвеносцев:
http://www.pycckie.org/info/index.shtml

II. «Смерть поэта - эзотерика»

. . . Умер поэт Сергей Яшин. Открываю Интернет и читаю некролог Андрея Смирнова. В двух словах, точнее в двух предложениях Андрей Смирнов воссоздаёт путь ушедшего поэта:
«Ушёл Яшин. Культовый автор журнала «Атака», «нордический Маяковский», позже соратник Опричного братства во имя св. прп. Иосифа Волоцкого, в последние годы нашедший единомышленников среди телемитов…».

Далее пишу я, Л.Д. Симонович-Никшич:
Среди «телемитов»… Бедный, бедный Яшин. Куда только тебя не заносило. И, наконец, занесло в «Телему». А символ веры Телемы крайне прост: «Делай, что хочешь!» - ибо, как было сформулировано героем одного из лучших романов мировой литературы: «Бога нет! А посему: всё дозволено…». А посему надо помочь всему человечеству, взяв топор и убив старуху, забрав у неё деньги… Вот этот «принцип топора» и есть то главное, что отличало и «нордического Маяковского», и «Атаку», и «Опричное братство», и, наконец, Братство телемитов, и «ОТО», т. е. «Орден Восточных тамплиеров», что, как я понимаю, всё одно и то же.

Должен сказать, что это т. н. «традиция» непрерывно идёт в русском (особенно московском) обществе и в русской литературе, начиная примерно с середины 60-х годов XX века. Всё началось с Южинского переулка и собирающего в нём «деятели шизоидного подполья». Там царствовал автор «Шатунов» и «Московского гамбита» Юрий Мамлеев. Потом эстафету принял гностик и алхимик, реинкарнированный Дионис и фюрер Чёрного Ордена СС Евгений Головин.

Если в шизоидном подполье приветствовалось дикое, до белой горячки, пьянство и «ширяние», то и в «Чёрном Ордене» также пили до одури. А когда не было вина, взрезали вены, сливали кровь в одну «чашу грааля», и пили из этой «мистической братины» для поднятия дионисийского  духа…

После смерти Головина место главного мэтра занял Александр Гельевич Дугин с его Евразийским Союзом молодёжи, где место святого Атаульфа Берлинского или Мюнхенского, точно не помню, т.е. Адольфа Елоизовича Шекельгрубера, занял великий хан Темучин, т.е. Чингизхан.

А для тех, кого совершенно не устраивало Евразийство, появилось сначала Братство преподобного Иосифа Волоцкого во главе с Русланом Бычковым, а чуть позже и Истинно Православная Церковь во главе с епископом Амвросием фон Сиверсом, который и рукоположил Руслана Бычкова в священники, и он теперь уже носил не татарское имя Руслан, а православное имя Роман. В эту же церковь теперь входили и поэт Сергей Яшин, и несколько позже Вячеслав Дёмин. Будучи прихожанином  (активным) этой Церкви Сергей Яшин писал:

Был твёрд алмазный мой конец,
В тебя проник я, наконец,
Через запретный грот анала…

Сборник «Инвокации», изданный по благословению иерея Романа Бычкова.

И вот теперь поэт Сергей Яшин как-то вдруг и скоропостижно умер. Итак, Андрей Смирнов в некрологе по умершему пишет:

«Ушёл Сергей Яшин. Его поэтическая муза мне не была близка, хотя человек, сумевший срезонировать с такими аудиториями – явно незауряден. Мне больше нравились его тексты, его рецензии – десятка полтора я в Завтра в своё время опубликовал – на Хуана Доносо Кортеса и Майкла Джиру, Ханса Фрайера и Габриэль Витткоп, Алексей Цветкова и Эмиля Чорана. Такой разнообразный набор выдавал в Яшине по-настоящему книжного человека. Общаться с Сергеем всегда было очень приятно и интересно. Скорблю».

То есть даже знатоку русского и не только русского рока Андрею Смирнову «поэтическая муза Сергея Яшина не была близка». А кому же она близка была? Это очень и очень интересный вопрос. А я скажу кому. Всем нашим, т.н. «фашистам», и обычным «эзотерикам». Ведь это целое направление в русской поэзии, родоначальником которого, конечно, является «конквистадор» Николай Гумилёв. Но у того ведь был романтизм истинного мужчины, воина и охотника. А что же интересно было у этих? У этих главным была агрессия и… топор. Дело в том, что принцип «делай, что хочешь» был заложен в их ментальность ещё Мамлеевым, Джемалем и особенно Евгением Головиным. И, пройдя целый ряд метаморфоз и организаций, всё, наконец, закончилось в Телеме… То есть мы вернулись к Франсуа Рабле и… Алистеру Кроули – «зверю 666»…

Надо бы глубоко проанализировать всё это «алхимическо-эзотерическое» направление. Что со временем, если успею, и придётся сделать. Ибо тот, кто стоит за всеми этими «братствами», «церквями» и «орденами» – он, конечно же, глубоко запускал свои лапы во все эти «шизоидные подполья»…

А вот что об ушедшем от нас Сергее Яшине написал один из главных теоретиков нашего родноверия Павел Тулаев:

«Ты ушёл, чтобы снова вернуться! Умер Сергей Яшин! Эта новость прозвучала, как пуля у виска. Страшное, но неизбежное случилось неожиданно 20 января 2019 года, когда нашего друга, не достигшего 55 летнего возраста, настиг инсульт. Рассказать о Яшине я могу очень много. Не только потому, что мы дружили несколько лет, близко общались, делились успехами творчества и размышлениями о судьбах России… я считаю его лучшим поэтом нашего поколения, или по крайней мере, одним из лучших. Сергей Александрович был гениальной личностью, глубоким философом, виртуозным литератором и радикально правым политиком. Эпитет «ультра» подходит для него полностью. Яшин был любителем крайних проявлений бытия, максималистом и акмеистом. В этом сила его эстетических форм, которые я не хочу обсуждать. В знак восхищения ярким талантом Сергея я издал первую книгу его стихов «ЖРЕЦ СЕВЕРА», которому предпослал вдохновенное предисловие. Потом мы записали в студии его избранную поэзию, и вышел в свет единственный пока профессиональный диск Сергея Яшина «ВОЛЯ К ПОБЕДЕ». Ассиметричным и по своему бесценным ответом соратника стали его гимны Афине, Громовержцу, а также посвящение «Варвары». Ещё не могу не вспомнить серию его блестящих статей, написанных специально для нашего журнала «Атеней». И это лишь малая часть того, что создал Поэт Триумфа. Его стихи, очерки, рецензии можно найти не праворадикальных сайтах, ныне осуждаемых и преследуемых новыми фарисеями. Голая правда. Романтика героического протеста. Воля к победе, и воля к власти. Эстетика бесстрашной атаки. Жертвенный подвиг Христа. Погружение на дно истины. Какая это статья какого-то кодекса? Наша Консервативная Революция на стыке веков теперь уже часть истории. Ты ушёл в Вечность, Сергей!

Помнишь тайные резы Футхарка?
Знаки рун никогда не сотрутся.
Пред тобой исполинская арка.
Ты ушёл, чтобы снова вернуться!».

Это статья, насколько я понимаю, написана Павлом Тулаевым сразу после кончины Сергея Яшина. Потом появился более «эзотерический» текст:

«Вестник богов, глашатай священной войны и нашего грядущего Триумфа.
«Сергей Яшин – оправдание и триумф современной поэзии. Я особенно высоко ценю его потому, что он, как никто другой, точно и ярко выразил сокровенные чаяния моего поколения. Мы – партизаны «третьей мировой войны», аристократы духа и штурмовики абсолютного Норда, следопыты арийских богов и патриоты полярной «сверхимперии». Там, далеко за горизонтом материальности, в ледяном небе Гипербореи, замерзло наше сердце. Оно переполнено холодом ярости, огненным холодом той любви, что сродни священной мести. Ярость – это наша сурья, наше жертвенное вино. Пьянее и слаще его лишь слово Русь. Яшин – жрец Севера волей богов. Он наследник сокровищ Белеса и волхва одноглазого Аса. Асы – это древние боги, наши предки. Один, как и мы, был асом. Оракулу положено пророчествовать, и он срывает завесы тайн, припадает к чистым истокам традиции, бесстрашно заглядывает в будущее. Глубокой ночью он ворожит по рунам, прислушиваясь к знакомому голосу вещей птицы. Когда, наконец, и кто покончит с наплывом мрази и нечисти? Горит ритуальный костер, звучат боевые барабаны, трубит рог  – и с высоких небес на помощь спускаются бессмертные духи предков: исполины, богатыри, берсерки, стройная рать героев и вождей, озаренных славой Вальхаллы. Начинается танец мечей! И не слышно больше речей. Только ветер над степью свистит, только огненный хохот летит. Фамилии, имена и звания героев называть не обязательно. В творчестве Яшина русская поэзия совершила волшебный прыжок в имперское, мировое и вселенское пространство. Оседлавшему тигра легко дышится на широких просторах арианы: от священных берегов Ганга до ULTIMA THULE. Значит ли это, что у магического древа поэта нет родных корней? Нет, не значит. Яшин вырос на благодатной почве русского символизма и акмеизма. Бальмонт и Брюсов, Белый и Гумилев – прямые предшественники певца новой Гипербореи. Из нынешних величин его хорошо оттеняют две скалы: «черная» и «белая», та, что стоит неприступной крепостью на передовом краю Асгарда и та, что превратилась под натиском соленой волны в волшебный остров. Яшин уже сегодня хорошо известен и популярен. Ведь он – вестник богов, глашатай священной войны и нашего грядущего Триумфа. Уже сегодня «жрец Севера» становится кумиром русской молодежи, оракулом беспощадно справедливых, стальных вождей». Павел Тулаев.
ЖЖ его выпилен, стихи найти сложно. Но кто ищет, тот найдет. Публикуем одно из самых примечательных и олдскульных.

Я, соратники, вовсе не пьян,
Не избит в потасовке с ОМОНом.
Черномазая власть обезьян —
В обезьяннике Белого Дома.

Не глумись, патриот-зубоскал.
Не тверди: это фарс, а не драма.
И с какой это ветки упал
В Белый Дом черножопый Обама?

Где ты, добрый дядюшка Линч?
Балахоны? Кресты Ку-Клукс-Клана?
Вот ползет толерантности ВИЧ,
В Белом Доме — теперь обезьяна.

Но за Белых и жен и детей
Восстает кто-то очень сурово.
Это, верно, новый Маквей,
Крест зажег возле Белого Дома».

Дальше идёт совершенно неожиданный, чей-то «фашистский» комментарий:

«Так Яшин-то, оказывается, юдешвайн и с неприязнью относился к Третьему Рейху и Национал-Социализму:
Я родился в семье, чуждой какого-либо мистического поиска. Семья, как говорится, была атеистической. Последним глубоко верующим был мой прапрадед. Он умер в синагоге во время молитвы. Впоследствии это определило мой интерес к еврейской мистической Традиции. Так я открыл для себя Каббалу и Мартина Бубера.
Вторая мировая была трагедией Европы. Ныне я ни в коем случае не утверждаю, что победа Германии открыла бы врата Свободы. Одна система насилия сменилась бы другой. Они преследовали все, что мне дорого. Телемиты и масоны оказались в лагерях. Не говоря уже о Холокосте. Мне отвратительно все то, что ограничивает и притесняет Личность».

Затем пишет поэтесса Струкова Марина:
«Ну вот, ребята, а вы по нему уже поминки справляете. Впрочем, что взять с тупоголовых «русских нас»?».

А дальше некто «JARGAR» пишет совсем уже интересно:
«Не знаю как он на других фото, но на этом отдаёт прожидью: нос, уши, залысина, очки с уменьшением, характерные для жидов».

Тут пока заканчиваются комменты. «На смерть Поэта», так сказать…

III. «Воля к Победе»

Но вернёмся к современным нам поэтам.
Оказывается, Сергей Яшин – умер от инсульта. Инсульт головного мозга. Видно очень сильный. У него, как я понимаю, было сильно повышенное давление. И когда он начинал выкрикивать свои стихи об арийцах и Вальхалле – то голос его становился всё более высоким, а лицо всё более красным. Вот и докричался.

Воля к Победе и воля к власти,
Слушайте Крови священный зов,
Бойтесь, враги, оскаленной пасти
Нового племени белых волков!

Вот и дооскаливался…

Во всём этом «оскаливании» было что-то ненастоящее, гротескное, и даже несколько, я бы сказал, комедийное. Помню, я встретил его на остановке трамвая «Ланинский переулок» в Богородском. Он там преподавал историю и философию в некоем колледже, готовившем экономистов-бухгалтеров. Помню, было лето. И трамваи, идущие к станции метро «Улица Подбельского», вдруг перестали ходить. Я предложил ему ехать в другую сторону – к Сокольникам. Мы перебежали рельсы и вскочили в трамвай №7. И вот едем с ним и разговариваем о поэзии. Вдруг он мне говорит:

– Я читал номер «Священной Хоругви», где ты пишешь о нашем вечере в музее Маяковского. И выразительно так смотрит на меня, с некоторой даже благодарностью. А благодарил он меня взглядом своих голубых глаз вот за что: в очередном номере нашего журнала «Священная Хоругвь», в главе «Роман о Москве», была подглавка с названием «Вечер Малюты Скуратова». Там в этой подглавке есть такой вот абзац:

«Вот я иду на Лубянку в музей Маяковского. Там сегодня Опричное Братство Преподобного Иосифа Волоцкого проводит вечер, посвящённый Малюте Скуратову. Название вечера – «Чёрный корпус». Будет, говорят, А.Н.Стрижёв, Сергей Яшин, Андрей Жуков, Николай Боголюбов и, возможно, Алексей Широпаев. И аз, грешный…».

Сильно опережая события, не могу удержаться, чтобы не дать ссылку на главу «Роман о Москве», где и приведён этот абзац: http://www.drakula.org/sv_horugv/3/5.shtml

Как видите «роман» отнюдь не о Малюте Скуратове, и не о вечере «Чёрный корпус». Последнему посвящено всего несколько строк, но даже и за них Сергей был мне благодарен. А собственно за что? Что я упомянул их Братство и на втором месте поставил его фамилию… Он был благодарен и где-то в районе остановки «Майский просек» или «Оленья улица» поспешил сказать мне, что читал этот номер «Священной Хоругви». Да и то: ведь этот номер и был неким зачатком или эмбрионом моего «Романа о России» о жизни  одного Русского художника. Последним в этом номере я упомянул Алексея Широпаева. Он тогда уже перестал быть монархистом из Братства Святого Царя Мученика и обратился в независимого фашиста. В независимого, потому что в Братство Иосифа Волоцкого он не входил. А потом фашист Лёша вдруг вступил в политическое объединение с супер-либералом и гипер-евреем Гарри Каспаровым, из которого тогда делали лидера Либерально-Демократического Движения. А после Каспарова бывший монархист и современный фашист Алексей Широпаев вместе со своим другом фашистом Ильёй Лазаренко вдруг по приглашению израильских националистов поехал в Израиль и кроме всего прочего посетил там музей холокоста «Яд Вашем». У Стены Плача он замечен не был, да и то только потому, что в то время верил не в Иегову и Каббалу а в Тора, Одина и Вальгаллу…

И вот мы едем с Сергеем Яшиным в трамвае №7, и я ему вдруг говорю:
– А Алексей-то Широпаев отколол номер! С Каспаровым объединился! И это истинный ариец! Никак не могу понять наших нордических героев!

Яшин мне ничего не ответил. Только как-то странно на меня глянул, как-то укоризненно, что ли. И вдруг у меня в мозгу молнией сверкнула мысль: «А может и Яшин тоже, того – «ариец»…
Потом мы доехали до Сокольников, вышли, быстро простились, и он побежал вниз по лестнице в жерло станции метро «Сокольники». Потом, помню, я его ещё встретил на 50-ти летие писателя Игоря Дьякова, где он, как и Широпаев, со сцены Союза Писателей России читал свои стихи. Надо сказать, что стихи в этот раз были сильные и у того и у другого. Фашистские стихи. Алексей Широпаев читал:

ЛЕСНОЙ ЦАРЬ

Я дрожащие руки
Не горазд поднимать.
Торжествующий Жуков,
Погоди ликовать.

Отоспавшийся в схроне,
Слыша пение крон,
Загоняю в патронник
Свой последний патрон.

Напевая «Хорст Вессель»,
Выхожу на тропу.
Коммуниста повесил
На высоком дубу.

Пусть он нашим просторам
Дарит мир да любовь.
Пусть таинственный ворон
Пьёт и пьёт его кровь.

Пусть ветра в его ребрах,
Налетая с полей,
Напевают беззлобно
О Европе моей.

Отшлифован до блеска,
Пусть висит и висит,
И бренчит, как железка,
И народ веселит.

Как дешёвые бусы,
Рассыпается пусть...
Видишь: серые гуси
Держат к северу путь.

Как легко и приятно,
Проходить через лес,
Распадаясь на пятна
Камуфляжа СС,

Размышляя о смерти
И о жизни своей
В вихре жёлтых просветов
И зелёных теней.

Мне в туманы Арконы
Скоро плыть суждено.
Пепелище райкома –
Как на память клеймо.

Цвета гневного клича,
Цвета чёрной руды –
Оберег-пепелище
На зелёной груди.

Изумрудно-неласков
Этот солнечный май.

Я смотрю из-под каски
В мой захваченный край.

Вижу красный околыш,
Вижу красный погон.
Жри, советская сволочь,
Мой последний патрон.

Не дыми папиросой –
Лучше свечку зажги.
Вот на белой берёзе,
Как ошмётки – мозги.

Нет патронов – и точка.
Головы не снесу.
Так прими, моя почва,
Мою кровь, как росу.

Буду вечно с тобою,
И в жару, и в мороз,
Чтоб короной-травою
Полый череп пророс.

 

ЕРЕТИК

Завалились в Московии своды
Вот наука твоя, татарва.
Я в Европе. Дышу на свободе.
Тут уже зеленеет трава.

Тут уже зачернели запашки
В золотящейся дымке полей.
И белеют, гляди-ка, ромашки
Средь горячих нерусских камней.

А у нас – непроглядные ночи
И зимы нескончаемый бред
Где же ты, удивительный зодчий –
Очи смелые, красный берет?

На конях, дерзновенных, как черти,
На чумных венецейских ладьях
Все ищу тебя, Феоравенти,
Я – приказа посольского дьяк.

Я ночую, укрывшись хламидой,
У корней итальянской сосны.
Мне в лицо нашептали планиды
Звездочтенья запретные сны.

И однажды на улочках узких,
Настигая планиду свою,
Я вдохнул полноценно, по-русски
Ядовитого дыма змею.

И, под дождиком мелким плутая
Среди двух итальянских берез,
Как во сне, до мельчайшей детали
Знаю все, знаю все наперед.

Поклонясь божеству Аполлону,
Пронизав оболочку вещей,
Я найду тебя ночью в Болонье,
Возле башни с часами твоей.

Сдвинем кубки и, выпивши залпом,
Мы с тобой заключим договор.
И вдвоем полетим через Альпы
В пожирающий белый простор…

Вороные, крылатые кони –
Глаз лукавый и буйная стать –
Им не выжить в московском загоне,
И обратно уже не сбежать.

Что потом? Откупоривай, фрязин,
Наливай полнолуньем зрачок.
Твой товарищ в разбойном приказе.
Завтра ехать ему на толчок.

Будет рядом толпиться отчизна,
Лузгать семечки, жадно смотреть…
Я сгорю на костре византизма,
В золотую посаженный клеть.

И закаркает стая воронья,
И запляшет на черных костях…
А тебя в заревую Болонью
Унесет лебединый косяк.

Так пишет «фашист» Алекесей Широпаев. А вот «супер-фашистские» стихи Сергея Яшина:

КОЛЫБЕЛЬНАЯ ИУДЫ

Что тебе снится, кудрявый Иуда,
В час, когда чуешь дыханье Норд-Оста?
Видно, навеяла снова простуда
Каббалистический бред холокоста.

Снятся тебе белокурые немцы,
В черных мундирах ты видишь тевтонов.
Мозг превращается в микроосвенцим,
Где догорают шесть миллионов.

Анечка Франк дописала свой триллер,
Идишу учит лингвист попугая.
Что ж у тебя обостряется «Гитлер»,
Как лихорадка родного Синая.
(Друг мой вчерашний фашист Широпаев. – это я дописал – Л.Д.С-Н)

Ты же хотел своей нынешней власти,
Ты же мечтал о суде в Нюрнберге.
Что ж так пугают созвездия свастик,
Те, что восходят по-прежнему в небо.

Тяжек наш климат. Ты склонен к простуде.
Взгляд твой исполнен вселенского сплина.
Знаю, что снится сегодня Иуде…
Тридцать монет, поцелуй да осина.

«Аз, грешный», помнится, тоже читал стихи на том вечере. Но ни Яшину, ни Широпаеву, ни иерею Роману (Руслану) Бычкову они не понравились… до того не понравились, что они даже пытались снять меня со сцены. Я, кажется, тогда прочитал «Россию». Тут в интернете это моё стихотворение обозначено вот так: – «Нечеловеческий стих некоего Леонида Симоновича-Никшича!»:

РОССИЯ

Свершилось, Господи! Прославлен! –
Царь-искупитель – Русский Царь!
ЧубайИ преступный обезглавлен:
Хоругви, стихари, фонарь –

Идут, иконы Крестным ходом,
Колокола – звонят, звонят,
И слёзы на глазах народа
Святыми каплями горят...

Ликуй Россия! – Время брани
Собор Церковный утвердил
И Русское Святое Знамя
Тебя поднять благословил!

Когорты мучеников Русских
Царь поведёт в Священный бой,
И экипаж героев “Курска”
Христос узрит перед Собой.

Все в белом, с белыми крылами,
И меч у каждого в руке,
И Монархическое знамя,
И стяг Андреев на древке.

Они воскресли! – гром Победы
Гудит, гудит в колоколах! –
Кругом измена, смерть и беды
И соль морская на губах...

Но “Курск” идёт походом Царским
Сквозь рёв и хохот, визг и свист,
Чтоб изо льдов суровых Арктик
Когорты Курсков поднялись...

Горят пожары, Смерть с косою,
Огонь и дым в прожекторах...
И гаснет телевизор с воем,
И моряки стоят в глазах...

И слёзы застилают образ,
И башня стелет дым и гарь, –
И улетают телекобры…
И к нам выходит Русский Царь.

Царь Николай! Святой! Ликуйте!
Идите все на Крестный ход,
И Русский Меч Священный куйте,
Чтоб нас не вырезал Ирод.

Мы памятники вновь откроем,
Икону Царства создадим
И воздадим хвалу героям,
И “Курску” гимны посвятим.

В ночи горит “игла Кощея”,
И бесы пляшут на гробах,
Но Стяг апостола Андрея
Рассеивает смерти страх.

Настало время – время брани,
Иглы горит Мистериум,
И чайки кружат над волнами,
И всё суровей моря шум.

Христос ведёт Земли народы
На Свой последний Страшный Суд,
Герои “Курска” Крестным ходом
Карать изменников придут...

Нас Родина зовёт в последний,
Всегда последний смертный бой,
И Русский Царь в ряду переднем
С усекновенною главой,

И воин Женя Родионов
Принявший смерть за Крест святой,
И чудотворная Икона
Встаёт над бездною морской.

Россия, Господи! – Россия !
Сквозь бесов визг и ада вой
За ны распнувшийся Мессия
Завет тебя в последний бой !

Чубайс преступный обезглавлен
И разлетелась телехмарь.
Свершилось, Господи! Прославлен!
Царь-Искупитель – Русский Царь!

Ясно, что мой «монархизм» и Широпаева-Яшина – «фашизм», сильно отличаются друг от друга. Собственно, это два противоположных духа: «немецкий» у них, и «русский» у нас, Хоругвеносцев.
Впрочем, об умерших, или хорошо, или ничего. Во всяком случае, до сороковин. Да и отнюдь не все не любили «нордического еврея» Яшина. Вот ещё одна статья о нём и его стихах.

IV. СТАЛЬНАЯ САГА

«Презентация книги Сергея Яшина «Жрец Севера» 28 декабря 1999г. В музее Маяковского состоялась презентация первого поэтического сборника идеолога «нордического дендизма», руководителя Творческого объединения «Равноденствие» Сергея Яшина. Это событие с нетерпением ожидали все те, для кого Гиперборея, великая прародина наших предков, Земля Крайнего Предела стала вектором самоопределения.
Актовый зал музея встретил посетителей таинственным полумраком слегка подсвеченным красноватым мерцанием. В правом углу зала – белое полотнище с эмблемой Творческого объединения «Равноденствие». Лица собравшихся благородны и сосредоточены. Много молодёжи в камуфлированной форме. Мужественные парни и красивые девушки. Ясно, на такие вечера приходят, следуя голосу Крови, таинственному, завораживающему зову, идущему из самых глубин естества.
Вечер открывает историк и поэт, издатель сборника Павел Тулаев. Хорошо поставленным голосом он вдохновенно декламирует посвящение Сергею Яшину. За манерой ведущего, его спокойствием и одновременной эмоциональной насыщенностью угадывается истинный аристократизм. Для него Яшин прежде всего «поэт триумфа», выразивший чаянья поколения, «наследник сокровищ Велеса и волхва одноглазого Аса», Жрец Севера – волей богов.
Своды музея заполняет музыка Эдуарда Эриксона. В ней – холодная безжалостность божественного произвола. Вой волков и пронзительность ветра.
Поэт открывает первую часть музыкально-поэтической композиции – «Восстание»:

Небо молнией расколото
Гневом северных богов.
Кровь восстала против золота,
И мятеж её суров.

Атмосфера в зале постепенно накаляется. Жесты поэта, завершённые и отточенные, его интонация – держат публику в постоянном напряжении.
Вторая часть «Наши боги» насыщена стихами высокого метафизического уровня. Чтение становится жестче, агрессивнее, переходит в экзальтацию. Поэт впадает в магический транс. Похоже, что слова жгут ему горло, уже не сдерживаясь, и он выкрикивает в зал:

Сталью арийских мечей
Мир созидается наш.
Стройтесь! Равненье правей!
Правый держите марш!

Заключительная часть поэтической мистерии  – «Асгард». Финальный аккорд. Одержав победу, герои возвращаются на Родину. Смыслообразующим началом этой части становится благородное спокойствие Победителя, причастного к высшему Полюсу.
Поэт открывает запредельные и страшные тайны. Бессмертие не данность. Бессмертие привилегия. Это – своебразный трофей, как оружие или женщины. Погибший на пути войны становится евхаристической жертвой для тех, кто приходит за ним.
После небольшого перерыва слово берут издатели сборника, соратники и друзья поэта. Православные и язычники. Непримиримых противоречий нет. Братьям по крови делить нечего.
Иеромонах Никон, отдавая должное таланту Яшина, говорит о величии свастического православия, не имеющего ничего общего с семитическим культом.
Зажигательно выступает расолог Владимир Авдеев, указывая на имперский императив поэзии Яшина.
Будто отсвет гиперборейского Солнца, на сцене появляется художница Марина Обухова, изысканная и красивая. Её иллюстрации к книге оживают в памяти: Берсерк, облачённый в медвежью шкуру, Громовержец, сжимающий молнию, поединки, клинки, руны.
Затем сцена предоставляется другим поэтам – Нине Карташевой, Алексею Широпаеву, Игорю Дьякову, Семёну Токмакову. И сочинения звучат мощно и призывно, как набат.
Неожиданно, по-новому, в этом контексте воспринимается выступление лидера группы «Коррозия Металла» Сергея Троицкого.
Глава «Национального Фронта» Ильи Лазаренко обращает внимание собравшихся на сверхсовременность происходящего, на контуры грядущего мира.
В едином порыве собравшиеся встают с мест, простирая руки в древнем салюте: «Слава России!», «Слава Победе!», «Поэзии – Слава!»
И снова, уже как заключительный аккорд, звучат стихи Яшина, суровые и беспощадные:

Воля к победе и воля к власти,
Слушайте крови священный зов!
Бойтесь, враги, оскаленной пасти
Нового племени белых волков».

От себя добавлю: да «воля к победе». Только и «воля» и «победа» у нас разные, даже во многом противоположные…

Время Русь собирать :

Вновь над Родиной тучи багряные,
И набат и гудит, и зовёт,
Вновь на Родину беды нагрянули,
Снова стонет великий народ.

Сколько ж можно терпеть, сколько ж можно страдать -
Всенародные кличут уста.
Время Русь собирать, время Русь собирать,
Где ж ты, Иван Калита?
Время Русь собирать, время Русь собирать,
Где ж ты, Иван Калита?

Снова правят в России шарманщики,
Снова в шорах и правда и честь,
А уж не счесть ни воров, ни обманщиков,
И предателей тоже не счесть.

Всю Россию опять разделить, разорвать
Неспроста норовят, неспроста.
Время Русь собирать, время Русь собирать,
Где ж ты, Иван Калита?
Время Русь собирать, время Русь собирать,
Где ж ты, Иван Калита?

Затащили нас в дни окаянные,
И Россия сама не своя,
А всюду толпами гости незваные,
Как хозяева в наших краях.

Снова недругов рать, вечных недругов рать
Рыщет возле святого креста,
Время Русь собирать, время Русь собирать,
Где ж ты, Иван Калита?
Время Русь собирать, время Русь собирать,
Где ж ты, Иван Калита?

Где ж вы смелые, сильные, дерзкие,
У кого ж нам защиты просить?
Где ж вы, Минины, Жуковы, Невские?
Где ж ты, Сергий - заступник Руси?

Гей, великий народ! Хватит дрёму дремать!
Встань в ком вера и совесть чиста!
Время Русь собирать, ох, время Русь собирать,
Где ж ты, Иван Калита?
А время Русь собирать, время Русь собирать,
Где ж ты, Иван Калита?

Последнее стихотворение про Ивана Калиту в Интернете почему-то приписали мне. Это ошибка. Я не знаю, кто его автор, но написано оно действительно по-Русски. Это Русский язык, Русская мелодия и Русский Дух. А стихи Широпаева и Яшина – «нордические», «гиперборейские», «арийские», «ингермалнадские», супергерманские», «сверхчеловеческие», но только не Русские. Хотя хорошо и сильно написаны, но написаны как-то не по-Русски. И странно мне всё это. Откуда только берётся в самом центре России, в тёмной и непросвещённой Московии, этот героический дух Тора, Одина, Зигфрида и Нибелунгов. Причём даже по сравнению с обеими Эддами и теми же Нибелунгами, сильно, я бы сказал, гипертрофированный и оттого пародийный. Да, это загадка. И хоть стихи и у Широпаева и у Яшина, несомненно, талантливые, но Русью, Русским Духом там явно не пахнет…

Как бы, косвенно, обращаясь ко всем этим нашим европейским «арийцам», тогда, во времена наших выступлений в музее Маяковского, я писал:

ЗАПАДНИКАМ

I
Уж тыщу лет не любите вы нас,
Ведя на Русь двунадесять языков,
Вот и сегодня, уж в который раз,
Вам ненавистен свет иконных ликов.

В который раз кричите нам: “рабы!
Презренные согбенные склавины!
Извечно злобны, пьяны и грубы!” –
Вы мастера, а мы для вас лишь глина:

Колдуете над склянками реторт
И яд смертельный сыплете в бутыли…
Но вдруг Россию грозно вздыбит Пётр,
Санкт-Петербургом в белой снежной пыли

Или Петра предтеча Александр –
Прекрасный князь, Герой двадцатилетний –
Своим копьём твоё забрало, Ярл,
На всём скаку печатию отметит!

III
То вновь идёте уничтожить Рим
То изуиты прут, то униаты,
То Широпаев пропоёт нам гимн
Из Старшей Эдды иль Махабхараты

И требует отъединить Сибирь,
И поморян отъять от московитов,
И прямо в сердце нам вгоняет штырь,
Всё тем же ядом западным облитый.

В музее Маяковского, внизу,
Где череп лошадиный над дверями,
Философы незрячие бредут
За вставшими из бездн поводырями.


V
И пьяненький мужик бредёт в пурге,
Собакам объясняя суть Творенья,
И заблудившись в белом буруне,
Читает белоснежные виденья…

И видит – точно! – ночью, в январе
В той одури, в той снежной круговерти
Несётся Чёрный всадник на коне
И вслед за ним в метель несутся черти…

Как Пушкин, как Есенин, как Вийон, –
Услышать вдруг разбойный свист метели,
И плачь её, и уханье, и стон,
И скрип ветвей её столетних елей,

И дверь толкнуть, и выбежать туда,
Где вечный гул ночных виолончелей,
Где в полынье пульсирует звезда…
И потеряться там без всякой цели.


VII
Россия – тайна. Русская душа
Наподдаётся циркулю с отвесом,
Заснеженная страшная “RASHA”
Поросшая дремучим русским лесом,

Страна тартара, где лишь дикий Росс
Способен жить в утробе снежной бури,
Где в снежных яслях спит дитя Христос,
И Саша Пушкин ждёт заветной пули.

В Москве-реке, в зеркальной полынье,
Соборы куполами отразятся,
И образы рождаются во тьме
И строки сами мне в тетрадь ложатся.

И знаю я, что вам не победить
Небес бездонных несказанной сини,
И вашим чёрным ядом не залить
Сверкающий на ветках снежный иней.

II
Но снова, вызывая в бункерах
То Тора, то Артура с Барбароссой,
Вы призраков великих тёмный страх
Из бездны насылаете на Россов

То Фауста пошлёте к нам в Москву,
То Дугин откопает тамплиеров,
Про чёрного козла ведут молву
В собраньях розенкрейцеров химеры.

То Кашпировский с Лонгой, то жиды
Нас обвиняют всех в цареубийстве, –
“С душою рабской, русский, это ты
Русь утопил в надрыве и витийстве!”


IV
То Ленин ночью выйдет из глубин, –
Кроваво-красной призмы мавзолея, –
Как будто из бутылки чёрной джин,
И снова тленьем по Москве повеет.

На Красной площади отверзнутся гробы,
Восстанут зомби Тайны беззаконья,
И Ленин всем им явится из тьмы,
Чтоб вновь страну залить священной кровью.

Но Русь стоит, таинственно в Кремле
В соборах спят священные останки,
И угольком, мерцающим в золе
Теплится дух на дальнем полустанке.


VI
Там волчьих глаз, горящие в ночи,
Из-за деревьев вдруг сверкнули искры,
Там поворотом брызнули лучи
И где-то отдалённо грянул выстрел…

Вот тут Тальков убит жидом в упор,
Там Пушкина масоны застрелили,
Тут Родион Раскольников топор
Нёс по ступеням жуткой русской были.

Герметики, ну где же вам понять
Метелей буйных странные творенья? –
Где ангелов заснеженная рать,
Летит, сверкая белым опереньем . . .

Леонид Симонович-Никшич

http://pycckie.org/sv_horugv/5/12.shtml

 

 

Глава Союз Православных Хоругвеносцев, Председатель Союза Православных Братств, представитель Ордена святого Георгия Победоносца

глава Сербско — Черногорского Савеза Православних Барjактара

Леонид Донатович Симонович — Никшич

 

     


Орден Димитрия Донского 2-й степени
Орден Преп. Сергия Радонежского 3-й степени
Орден Преп. Серафима Саровского 3-й степени
Орден Благоверного царя Иоанна Грозного
Орден - За заслуги

новые фото
Русский марш - 2108

новые фото
Крестный ход в Свиблово

новые фото
Крестный ход в Тайнинском

новые фото
Поездка на Чудское озеро

новые фото
Открытие памятника Ивану Грозному в Орле

новые фото
110-летие подводного флота России

новые фото
Поездка в Санкт-Петербург

новые фото
Концерт в Туле

новые фото
Поездка в Новороссию

новые фото
Хоругвеносцы на Саур-Могиле

новое видео
Архив.

новое видео
Архив.

новое видео
день

новое видео
Похороны

новое видео
Награждение

новое видео
Интервью

новое видео
Награждение

новое видео
О

новое видео
Открытие

новое видео
Царский

новое видео
день

новое видео
день

новое видео
Интервью

новое видео
Интервью

новое видео
Русский

новое видео
Интевью

новое видео
Анти-Матильда

новое видео
Анти-Матильда

книги
Книга С.Новохатского "Этнический терроризм"

 

 
Русское Православно-Монархическое Братство Союз Православных Хоругвеносцев


При полном или частичном воспроизведении материалов сайта обязательна ссылка на www.pycckie.org

Кольцо Патриотических Ресурсов Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Rambler's Top100