СОЮЗ ПРАВОСЛАВНЫХ ХОРУГВЕНОСЦЕВ (СПХ) Союз Православных Хоругвеносцев Мы Русскiе - Съ нами Богъ!
Православiе Самодержавiе Народность
 


+ О СОЮЗЕ  
+ НОВОСТИ
+ ГАЛЕРЕЯ
+ ПОЭЗИЯ
+ СПХ НА ВИДЕО
+ ЖУРНАЛ СПХ
+ РУССКIЙ СИМВОЛЪ
+ АРХИВ
+ СВЯЗЬ
+ ГОСТЕВАЯ
+ ССЫЛКИ
 

Живой журнал Главы СПХ
Царь грядёт!


Все новости на тему девиза  "Православие или смерть!"


Русский монархист


ПОЭЗИЯ

Храм на Красной площади

Царь Иоанн Грозный

Фонд во имя свт. Иннокентия Иркутского

Русские новости. Информационное интернет-издание. Экономика, политика, общество, наука, происшествия, горячие точки, криминал

Мастерская "Зодчий"

Движение Косовский Фронт
Бородино-2012
Новости
Лента Новостей. 2019 год от Р.Х.
Служба информации Союза Православных Хоругвеносцев
2019 2018 2017 2016 2015 2014 2013 2012 2011 2010 2009 2008 2007 2006 2005

03.04.2019

Москва

Служба информации Союза Православных Хоругвеносцев и Союза Православных Братств

СОЮЗ ПРАВОСЛАВНЫХ ХОРУГВЕНОСЦЕВ,
СОЮЗ ПРАВОСЛАВНЫХ БРАТСТВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

К канонизации Императора Павла I. Часть 4

8. А теперь вернёмся к убийству Императора Павла.

«Вряд ли мы когда-нибудь достоверно узнаем, что произошло в спальне императора, куда нагрянула дюжина вооружённых изменников, - пишет Андрей Савельев в статье «Император Павел I: трагедия жизни и смерти, опубликованной в журнале «Легетимист» 14.03.2013 года, и продолжает, - Одни мемуаристы пишут, что Павел вступил в длинные переговоры по поводу их требований; другие - что он отчаянно сопротивлялся, и даже видят в его руке шпагу; третьи смакуют, якобы достоверный эпизод, когда император попытался спрятаться за занавеской. Ясно одно: если бы заговорщики хотели просто убить Павла, для этого достаточно было бы пистолетного выстрела. А если бы они хотели его арестовать, то не стали бы избивать и душить. Также исключена вспышка слепой ярости: участники заговора не юноши с нестойкой психикой. Легенда о тяжелой золотой табакерке, которой кто-то из заговорщиков (называются разные имена), якобы, ударил императора в висок, может быть отнесена к разряду исторических анекдотов.
Об убийстве императора Павла I можно сказать определенно лишь то, что он был перед смертью зверски избит – так, что лейб-медикам размозженные кости лица невозможно было загримировать, и тело покойного (якобы, скончавшегося от апоплексического удара) было выставлено для прощания таким образом, чтобы лица почти не было видно за глубоко надвинутой шляпой. В воспоминаниях медиков, осматривавших тело, сохранились упоминания о следе удушения – широкой полосе вокруг шеи (мемуаристы единодушно говорят о шарфе как орудии убийства, но чей это был шарф, так и осталось неясным), травмы ног свидетельствовали, что императора били, чтобы поставить на колени и задушить. Также все тело было в подтеках, возникших уже после смерти, когда убийцы издевались над трупом».
Все эти «факторы», от себя добавим:

  1. Зверское избиение
  2. Разможжение кости лица
  3. След от удушения шарфом
  4. Травмы ног
  5. Кровоподтёки по всему телу
  6. Глумление и издевательство над трупом

совершенно ясно говорят, что перед нами самая что ни на есть масонская ритуальная казнь помазанника Божия

Тут в интернете я наткнулся на ещё одну интересную статью на тему канонизации Павла I, которая начинается так:

«Мало того, что император принял мученическую кончину, кончину от своих, – он еще и убит по всем правилам масонского ритуального убийства.
Сейчас многие медиа-персоны носятся с некими останками, пытаясь доказать ритуальный характер убийстваНиколая II, проводятся конференции, подвижкам в исследованиях посвящены первые полосы центральных СМИ, и т.п. Но ничего подобного не видим в отношении императора Павла I. Тем более, что православно-патриотические организации не сомневаются в ритуальном характере убийства.

Ещё в марте 2004 года эти организации обратились к руководству РПЦ с призывом о причислении Императора Павла I к лику святых. Из текста «Новости о событии»:
«Напомнив, что в ночь на 12 марта 1801 года был убит Император-рыцарь Павел I, Леонид Симонович заявил, что это убийство было совершено "по всем правилам масонского ритуального убийства"». (ссылка)
(Л. Симонович, глава Союза Православных Хоругвеносцев и Союза Православных Братств, так же рассказал о чудесах и исцелениях, происходящих на могиле Павла I в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга, – а это весьма важное слагаемое для канонизации).
«канонизировать его, как мы считаем, необходимо не только из-за исторических заслуг, а в силу христианских подвигов, главный из которых - мученическая кончина. Цареубийство, случившееся в Зимнем дворце (т.е. в Михайловском замке – Л.Д.С.-Н.) в марте 1801 года, - один из отвратительнейших моментов в отечественной истории.
Для многих, кто историю знает только с экранов телевизора, вскроется гнусная подноготная «русской аристократии», забившей своего Государя насмерть. И вопрос о «всенародном покаянии» для современных его поборников засверкает совершенно иными красками. А дальше – со всеми остановками».
Таким образом, перед нами три ритуальных убийства трёх святых Русских Царей: Андрея Боголюбского, Павла Первого и Николая II. Но если первый и третий канонизированы в чине благоверного и страстотерпца, то факт убиения Императора Павла почему-то обходится гробовым молчанием. А ведь это был воистину Император-Рыцарь, которого, кстати, как и Царя Иоанна Васильевича Грозного, ненавидела аристократия, но зато любил простой народ. Недаром на могиле и того и другого люди обращаются к ним как к святым заступникам, помогающим в горе, тягостях и лишениях нашей непростой жизни.

Мы, Хоругвеносцы, уверены, что пора, наряду с компанией по канонизации Царя Иоанна Васильевича Грозного и старца Григория Ефимовича Распутина, поднимать вопрос о канонизации Императора-Мученика Павла Петровича Первого

Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помози нам в этом святом деле!

9. Масонский ритуал

Из-за чего же высшая дворянская верхушка составила заговор, вынесла приговор и «привела его в исполнение»?
Во-первых, Павел лишил всю эту, «жадною толпою стоящую у трона», камарилью неограниченной свободы и многих привилегий. Теперь все они должны были служить. Первым выстрелом, так сказать, «артподготовкой» к совершению убийства, были распускаемые в обществе слухи о полной ненормальности Павла.
Из-за всего этого начали ухудшаться отношения Царя с дворянством и гвардией.
Но самое главное, конечно же, было то, что внешняя политика Павла по сути дела была направлена против интересов Англии. И Англия не преминула субсидировать заговорщиков.
Наконец, заговор созрел. Общее число заговорщиков составляло от 180 до 300 человек.
Причём вожди и «самые посвящённые» были в курсе окончательного плана убийства.
После смерти Павла участница заговора мадам Жеребцова получила в Лондоне от английского правительства сумму, соответствующую 2,0 млн тогдашних (!) рублей. Эти деньги должны были быть распределены между заговорщиками, особенно между исполнителями убийства. Самое интересное, что мадам Жеребцова «удержала эти деньги за собою»…

Убийство:

Непосредственно в самом убийстве участвовало 14 человек.
За кулисой главным руководителем заговора был Лорд Уинворт – бывший посол Англии в России.

Умер Павел, как известно, в здании, воплощавшем его мечту, в Михайловском замке Санкт-Петербурга. Концепция замка соответствовала его рыцарским идеям, в нём также отражено его положение магистра Мальтийского ордена. За крепкими стенами замка Павел надеялся скрыться, не желая оставаться в Зимнем дворце, где происходило множество переговоров и где Царь боялся быть отравленным.

1/13 февраля 1801 года Павел и его семья переехали в новый дворец. А в ночь с 11/23 на 12/24 марта 1801 года, через 39 дней, Павел был убит в собственной спальне. Вероятнее всего, заговорщики хотели приурочить развязку к 15 марта – «мартовским идам», когда также ритуально сенаторами-заговорщиками 40-а ударами кинжалов был заколот Гай Юлий Цезарь.

Предзнаменования.

Рассказывают, что за несколько месяцев до смерти Императора якобы появилось в Петербурге юродивая Ксения Петербуржская ,которая предрекла, что жизни ему столько лет, сколько букв в надписи над Воскресенским воротами нового Михайловского замка. В библейском афоризме «ДОМУ ТВОЕМУ ПОДОБАЕТ СВЯТЫНЯ ГОСПОДНЯ В ДОЛГОТУ ДНЕЙ» сорок семь символов. Сорок седьмой год шёл Павлу, когда он был убит.
11 марта Павел I весь день подходил к дворцовым зеркалам и находил, что лицо его отражается в них с искривлённым ртом. А вечером Павел долго беседовал с Михаилом Илларионовичем Кутузовым. Разговор зашёл о смерти. «На тот свет идтить – не кокошники шить», - были прощальные слова Павла Кутузову.

Заговор.

По записям участника убийства Беннигсена, в «ритуале» участвовало 30 человек. Наступает ночь. Император закрывает внешнюю дверь. Караульный солдат Агапеев припомнит, что Государь молился перед иконой в прихожей.

Заговорщики ужинают у Палена. Он призывает всех прийти при параде, в лентах и орденах. У Палена, теперь пишет Беннигсен, было 40-50 человек.
«Все были по меньшей мере разгорячены шампанским, причём большинство находилось в подпитии».
В конце ужина Пален произнёс загадочную фразу: «Напоминаю, господа, чтобы съесть яичницу – нужно сначала разбить яйца…» Заговорщики подступили к Палену с вопросом: «Как поступить с Императором». Пелен ответил французской поговоркой: «Когда готовят омлет, разбивают яйца…».

Заговорщики проникают в замок.

Описывая это Пушкин писал:

Когда на мрачную Неву
Звезда полуночи сверкает
И беззаботную главу
Спокойный сон отягощает,
Глядит задумчивый певец
На грозно спящий средь тумана
Пустынный памятник Амана,
Забвенью брошенный дворец —

И слышит Клии страшный глас
За сими страшными стенами,
Монархии последний час
Он видит живо пред очами,
Он видит — в лентах и звездах,
Вином и злобой упоенны,
Идут убийцы потаенны,
На лицах дерзость, в сердце страх.

Молчит неверный часовой,
Опущен молча мост подъемный,
Врата отверсты в тьме ночной
Рукой предательства наемной...

  • Пален предлагает офицерам разделиться на две группы. Вельяминов-Зернов пишет: «Пален сказал: „Покуда, господа, вам надобно разделиться — некоторые пойдут со мною, другие с князем Платоном Александровичем. Разделяйтесь…“ Никто не тронулся с места. „А, понимаю“, — сказал Пален и стал расстанавливать без разбора по очереди, одного направо, другого налево, кроме генералов. Потом, обратясь к Зубову, сказал: „Вот эти господа пойдут с вами, а прочие со мною; мы и пойдем разными комнатами. Идем“. Все отправились в Михайловский замок». Группа Палена идет к парадному входу во дворец (это «официальная» группа, при ней находится генерал-губернатор с правом пресечь любую случайность, например арестовать любого сторонника Павла «именем закона»), Зубову предназначена ударная группа.
  • Колонна Зубова — Беннигсена идет за капитаном Аргамаковым через Садовую к Рождественским воротам Михайловского замка. Другая, во главе с Паленом, через Невский проспект, через главный вход под Воскресенскими воротами. В итоге при подходе ко второму этажу поредевшая группа убийц составляет 10-12 человек.
  • 0:00. Заговорщики проникают во дворец. Они поднимают шум, и войска пытаются поднять тревогу (2 тревоги: Преображенская, которую успокаивает С. Марин, и Семёновская, утихомиренная К. М. Полторацким).
  • Заговорщики подходят к царским комнатам. «В темном коридоре, у дверей спальни Павла I, находилась икона; близ неё стоял на часах рядовой Агапеев. Когда заговорщики вступили в коридор, один из них, а именно граф Зубов, ударил Агапеева саблей по затылку так сильно, что тот упал, обливаясь кровью. Затем они постучались в спальню. Комнатный гусар [Кириллов], приотворив дверь, чтобы узнать, кто стучит, подвергся участи Агапеева»[3](оба пострадавших остались в живых).
  • Аргамаков, имевший право свободного доступа во дворец как полковой адъютант, постучал в запертые двери прихожей. Дождавшись ответа сонного камердинера, он сказал ему, что уже шесть часов и пора докладывать государю о состоянии полка. «Как шесть часов, — возразил камердинер, — нет ещё и двенадцати, мы только что легли спать». — «Вы ошибаетесь, — ответил Аргамаков, — ваши часы, вероятно, остановились, теперь более шести часов. Из-за вас меня посадят под арест, отпирайте скорее». Обманутый камердинер отпер дверь[9]. По другой версии, было сообщено о пожаре. В этот момент Платона Зубова охватывает паника, он пытается скрыться, но его останавливает Беннингсен. Чарторыйский пишет: «… Когда во дворце раздались крики, поднятые камер-лакеями Павла, шедший во главе отряда Зубов растерялся и уже хотел скрыться, увлекая за собой других, но в это время к нему подошел генерал Беннигсен и, схватив его за руку, сказал: „Как? Вы сами привели нас сюда и теперь хотите отступать? Это невозможно, мы слишком далеко зашли, чтобы слушаться ваших советов, которые ведут нас к гибели. Жребий брошен, надо действовать. Вперёд“. Слова эти я слышал впоследствии от самого Беннигсена».
  • А. Б. Лобанов-Ростовский: «Офицеры, бывшие в заговоре, были расставлены в коридорах, у дверей, у лестниц для наблюдения. Так, мне известно, что Д. В. Арсеньев, бывший тогда в Преображенском полку … стоял в коридоре с пистолетом. Рискуя головою, заговорщики, по всей вероятности, положили не позволять государю ни спасаться, ни поднимать тревоги. (…) Если бы Павлу и представилась возможность спастись из своих комнат (…) то жизнь его неминуемо подверглась бы величайшей опасности на каждом шагу, так как заговорщики овладели этою половиной замка».

Заговорщики проникают в спальню

Ночная рубашка Павла I и гвардейский шарф (аналогичный орудию убийства)

Домашние туфли Павла доказывают, что у него была маленькая узкая нога

  • 0:30: В половине первого ночи 12 заговорщиков ворвались в спальню императора.
  • Не найдя императора в постели, заговорщики растерялись, Платон Зубов сказал, что птичка упорхнула («I’oiseau c’est envolé»), но «Беннигсен с сатанинским хладнокровием подошел к постели, пощупал её рукою и сказал: „Гнездо теплое, птичка недалеко“»[9]. Комнату обыскали и нашли Павла в ночной рубашке (по другой версии, его выдали ботфорты).
  • "Они вывели его из-за камина, уложили в постель и потребовали подписать отречение от престола.[3]. «Павел не отвечал ничего; при свете лампы можно было видеть все замешательство и ужас, которые выражались на его лице. Беннигсен, не теряя времени, сделал верный осмотр в его комнатах…»
  • Платон Зубов к этой минуте вышел из комнаты, часть офицеров отстала, другие, испугавшись отдаленных криков во дворце, выскочили, и какое-то время Беннигсен находился с Павлом один на один (от 10 до 45 минут по разным данным). Затем комната опять наполняется людьми: Беннигсен выходит, возвращается с отставшими.
  • А. Коцебу пишет: «Зубов вынимает из кармана акт отречения. Конечно, никого бы не удивило, если бы в эту минуту, как многие уверяли, государь поражен был апоплексическим ударом. И действительно, он едва мог владеть языком и весьма внятно сказал: „Нет, нет, я не подпишу“. „Что же я вам сделал?“ Чарторыйский: «Павла выводят из прикрытия, и генерал Беннигсен, в шляпе и с обнаженной шпагой в руке, говорит императору: „Государь, вы мой пленник, и вашему царствованию наступил конец; откажитесь от престола и подпишите немедленно акт отречения в пользу великого князя Александра“».
  • Императору объявили, что он арестован. М. Фонвизин: «Павел смял бумагу … резко ответил. Он отталкивает Платона Зубова, обличает его неблагодарность и всю его дерзость. „Ты больше не император, — отвечает князь, — Александр наш государь“. Оскорбленный этой дерзостью, Павел ударил его; эта отважность останавливает их и на минуту уменьшает смелость злодеев. Беннигсен заметил это, говорит, и голос его их одушевляет: „Дело идет о нас, ежели он спасется, мы пропали“». Леонтьев пересказывает восклицание Яшвиля: «Князь! Полно разговаривать! Теперь он подпишет все, что вы захотите, — а завтра головы наши полетят на эшафоте». По Санглену, подобные слова говорит Николай Зубов: «Чего вы хотите? Междоусобной войны? Гатчинские ему привержены. Здесь все окончить должно». Указывают, что царь громко отвечал Зубову, и его ударили, воскликнув: «Что ты так кричишь?» (по Саблукову).
Убийство

С. Щукин. «Портрет Павла I».

На поясе императора офицерский шарф «из серебряной нити с тремя узкими чёрно-оранжевыми полосами и чёрно-оранжевыми центрами кистей». Именно таким шарфом он был задушен — либо своим собственным, либо принадлежавшим Скарятину

Золотая табакерка Н. Зубова из собрания Государственного Эрмитажа (конец XVIII века, золото, кожа, бумага)

Павел был убит между 0:30 и 2:00, сужая хронологические рамки — между 0:45 и 1:45.
Сведения собственно об убийстве в некоторых деталях противоречивы:

  • Н. А. Саблуков: «Император, преисполненный искреннего желания доставить своему народу счастье, сохранять нерушимо законы и постановления империи и водворить повсюду правосудие, вступил с Зубовым в спор, который длился около получаса и который, в конце концов, принял бурный характер. В это время те из заговорщиков, которые слишком много выпили шампанского, стали выражать нетерпение, тогда как император, в свою очередь, говорил всё громче и начал сильно жестикулировать. В это время шталмейстер граф Николай Зубов, человек громадного роста и необыкновенной силы, будучи совершенно пьян, ударил Павла по руке и сказал: „Что ты так кричишь!“ При этом оскорблении император с негодованием оттолкнул левую руку Зубова, на что последний, сжимая в кулаке массивную золотую табакерку, со всего размаху нанёс рукою удар в левый висок императора, вследствие чего тот без чувств повалился на пол. В ту же минуту француз-камердинер Зубова вскочил с ногами на живот императора, а Скарятин, офицер Измайловского полка, сняв висевший над кроватью собственный шарф императора, задушил его им. Таким образом его прикончили…»

В основном противоречия проистекают из сказанного Беннигсеном, пытавшегося себя обелить и доказать, что его не было в комнате в момент убийства.

  • Свидетельство Беннигсена: «…Мои беглецы между тем встретились с сообщниками и вернулись в комнату Павла. Произошла страшная толкотня, ширма упала на лампу, и она погасла. Я вышел, чтобы принести огня из соседней комнаты. В этот короткий промежуток времени Павла не стало…» Ланжерон, записавший рассказ Беннигсена с его слов, продолжает: "По-видимому, Беннигсен был свидетелем кончины государя, но не принял непосредственного участия в убийстве… Убийцы бросились на Павла, который лишь слабо защищался, просил о пощаде и умолял дать ему время помолиться… Он заметил молодого офицера, очень похожего на великого князя Константина, и сказал ему, как Цезарь Бруту: «Как, ваше высочество здесь?»[9]. Прусский историк Бернгарди со слов того же Беннигсена записал: «Павел пытался проложить путь к бегству. „Арестован! Что значит, арестован!“ — кричал он. Его силою удерживали, причём особенно бесцеремонно князь Яшвиль и майор Татаринов. Беннигсен два раза воскликнул: „Не противьтесь, государь, дело идёт о вашей жизни!“ Несчастный пробовал пробиться и всё повторял свои слова… Произошла горячая рукопашная, ширма опрокинулась. Один офицер кричал: „Уже четыре года тому назад надо было покончить с тобой“. Услышав в прихожей шум, многие хотели бежать, но Беннигсен подскочил к дверям и громким голосом пригрозил заколоть всякого, кто попытается бежать. „Теперь уже поздно отступать“, — говорил он. Павел вздумал громким голосом звать на помощь. Не было сомнения в том, как кончится эта рукопашная с царём. Беннигсен приказал молодому опьянённому князю Яшвилю сторожить государя, а сам выбежал в прихожую, чтобы распорядиться насчёт размещения часовых…»[9]
  • М. Фонвизин: «…Несколько угроз, вырвавшихся у несчастного Павла, вызвали Николая Зубова, который был силы атлетической. Он держал в руке золотую табакерку и с размаху ударил ею Павла в висок, это было сигналом, по которому князь Яшвиль, Татаринов, Гордонов и Скарятин яростно бросились на него, вырвали из его рук шпагу: началась с ним отчаянная борьба. Павел был крепок и силён; его повалили на пол, топтали ногами, шпажным эфесом проломили ему голову и, наконец, задавили шарфом Скарятина. В начале этой гнусной, отвратительной сцены Беннигсен вышел в предспальную комнату, на стенах которой развешаны были картины, и со свечкою в руке преспокойно рассматривал их. Удивительное хладнокровие!».
  • «Один из заговорщиков поспешил известить об этом [отречении] Беннигсена, остававшегося в смежной комнате и с подсвечником в руке рассматривавшего картины, развешанные по стенам. Услышав об отречении Павла, Беннигсен снял с себя шарф и отдал сообщнику, сказав: „Мы не дети, чтоб не понимать бедственных последствий, какие будет иметь наше ночное посещение Павла, бедственных для России и для нас. Разве мы можем быть уверены, что Павел не последует примеру Анны Иоанновны?“. Этим смертный приговор был решён. Граф Зубов ударил Павла золотой табакеркой в висок, а шарфом Беннигсена из серебряной нити его задушили»[3].
Остаток ночи

Мария Фёдоровна во вдовьем наряде

  • Известие Александру о смерти, возможно сообщил Николай Зубов, либо же К. М. Полторацкий, Пален с Беннигсеном. Затем будят Константина. Александр посылает жену Елизавету Алексеевну к императрице Марии Федоровне, и очевидно повторяя рекомендации Палена и Беннигсена, говорит: «Я не чувствую ни себя, ни что я делаю — я не могу собраться с мыслями; мне надо уйти из этого дворца. Пойдите к матери и пригласите её как можно скорее приехать в Зимний дворец»[4].
  • Новость императрице Марии Федоровне сообщила графиня Шарлотта Ливен. Мемуаристы пишут, что она упала в обморок, но быстро оправилась. Кроме того, Мария Фёдоровна заявила, по свидетельствам очевидцев, что коронована и должна теперь царствовать — нем. Ich will regieren!. С часу до пяти утра она отказывалась подчиниться сыну и новому императору. Она сделала три попытки овладеть ситуацией. Вельяминов-Зернов: «Вдруг императрица Мария Фёдоровна ломится в дверь и кричит: „Пустите, пустите!“ Кто-то из Зубовых сказал: „Вытащите вон эту бабу“. Евсей Горданов, мужчина сильный, схватил её в охапку и принес, как ношу, обратно в её спальню». Затем она пробует прорваться на балкон и обратиться к войскам, но её останавливает Пален. Последняя попытка Марии Федоровны — пройти к телу мужа другими комнатами через расположение Полторацкого, который долго не пускает её к телу, но наконец получает на это разрешение Беннигсена, однако сказавшего императрице «Мадам, не играйте комедию»[4]. Елизавета Алексеевна постоянно её сопровождала, чем весьма раздражала свекровь.
  • Саблуков описывает следующий визит императрицы к телу мужа, теперь уже вместе с сыном:

«Александр Павлович, который теперь сам впервые увидел изуродованное лицо своего отца, накрашенное и подмазанное, был поражен и стоял в немом оцепенении. Тогда императрица-мать обернулась к сыну с выражением глубокого горя и с видом полного достоинства сказала: „теперь вас поздравляю — вы император“. При этих словах Александр, как сноп, свалился без чувств»[1].

Тело убитого
  • Указывают, что оставшуюся часть ночи лейб-медик Вилье обрабатывал труп Павла, чтобы наутро его можно было показать войскам в доказательство его естественной смерти. Несмотря на все старания, на лице покойного были видны синие и черные пятна. Вилье помогали врачи Гриве и Гутри. Тело хотели показать волнующимся солдатам, чтобы доказать, что царь действительно умер, и надо присягать Александру.
  • Также сообщают, что из Гатчины был вызван придворный живописец, Якоб Меттенлейтер, хранитель гатчинской картинной галереи, которого вызывали с кистями и красками гримировать труп[6].

Описание Коцебу со слов лейб-медика Гриве:
На теле были многие следы насилия. Широкая полоса кругом шеи, сильный подтек на виске (от удара... нанесенного посредством удара пистолета), красное пятно на боку, но ни одной раны острым орудием, два красных шрама на обеих ляжках; на коленах и далеко около них значительные повреждения, которые доказывают, что его заставили стать на колени, чтобы легче было задушить. Кроме того, все тело вообще было покрыто небольшими подтеками; они, вероятно, произошли от ударов, нанесенных уже после смерти (т.е. убийцы ритуально издевались над трупом – Л.Д.С.-Н.)

Погребение
  • В 1852 г. в Гатчине открыли памятник Павлу I. Во время торжественной церемонии император Николай I расплакался: «покровы сняли, но веревка осталась на шее статуи и державный сын, увидя это, заплакал. Всех поразила эта случайность»[6]
  • О цареубийстве в подцензурной прессе не писали до 1905 года. Бумаги участвовавших в заговоре после их кончины изымались государством.
  • В то же время эмигрантская и иностранная пресса писала на эту тему.
Призрак Павла

Другая, более известная легенда гласит, что призрак убитого заговорщиками императора не смог покинуть место своей смерти. Призрак царя стали видеть взвод солдат столичного гарнизона, перевозивший военное имущество, новые обитатели дворца — разводящий ефрейтор училища Лямин[8] и прохожие, замечавшие в окнах светящуюся фигуру[7]. Слухи о призраке появляются не ранее конца 1840-х годов[11].

Последствия
  • Заговорщики считали, что при новом государе они займут видные места в государстве. Чарторыйский пишет, что «Александр постепенно удалил… главарей переворота, — удалил не в силу того, что считал их опасными, но из чувства гадливости и отвращения, которое он испытывал при одном их виде»[1]. Первым был удален Пален, чему способствовало поведение Марии Федоровны.
  • Накануне гибели Павла Наполеон вплотную подошел к заключению союза с Россией. Убийство Павла I в марте 1801 надолго отодвинуло эту возможность — до Тильзитского мира 1807 года[14]. Отношения с Англией, наоборот, были возобновлены.

Так масонами был ритуально умучен ещё один праведный русский Царь-Император Всероссийский Павел Петрович Первый. Пришло время прославить его в чине Мученика так же как и Князя-Мученика Андрея Боголюбского и Царя-Мученика Николая IIАлександровича

Святии Мученицы Андрее, Николае и Павле, молите Бога о нас!...

10. Видения Императора Павла

Я уже говорил, что Император Павел недели две тому назад, когда за окном мели февральские метели, явился мне среди ночи и сказал:

– Что же вы не прославляете меня, Хоругвеносцы, ведь Государь-Мученик, в 1904 году хотел прославить Меня, но тут начался тот самый русский бунт – «безсмысленный и безпощадный»… А кто им руководил: всё те же евреи и, убившие меня, масоны. Достаточно посмотреть, кто во время той смуты руководил российской прессой, и всё станет понятно…

Но помимо еврейской прессы, есть ещё и таинственная субстанция, называемая «русским народом». И эта самая «субстанция» ведёт себя не совсем по правилам. Вот, что написано на этот счёт в интернете:

Поклонение некст. Каким святым молятся православные

Мария Башмакова
Иоанн Грозный и Григорий Распутин / 19.04.2018

Правила канонизации святых в России прописаны четко. Однако тысячи людей, считающие себя православными, молятся не причисленным к лику святых, рассказывают о помощи и верят в чудо.

– Я вырезал портрет Павла I из книжки и наклеил в рамку образка, когда картонка с Николаем Чудотворцем слетела и потерялась,- рассказывает 41-летний Евгений Юркевич, старший научный сотрудник Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи, показывая самодельный образок.- И ношу с собой больше 20 лет. Я молюсь Императору Павлу скрыто (келейно) ежедневно. Может быть, это дерзость. Но свято верю, что Император Павел I будет канонизирован... К нему обращаюсь с просьбами о защите от бед и бесовских искушений. В Гатчине и Петербурге Павлу I келейно молятся многие. Сослуживице посоветовал помолиться у гроба Императора Павла. Через несколько дней она сказала, что ее проблема разрешилась.

Император

Юркевич с благоговением демонстрирует «потайной образ» в узле галстука; на лацкане пиджака блестит булавка с портретом Павла I. Интерес к Императору Павлу Петровичу у Евгения проснулся еще в школе, задолго до того, как он стал работать в Гатчинском дворце экскурсоводом. Хотя Евгений Юркевич и уверяет, что келейно молиться хорошо, он прекрасно знает: святого должна утвердить Церковь. Это не помешало Юркевичу написать житие Павла I, которое, по его словам, «гуляет в интернете» и отправлено «куда надо». Он говорит, что будет добиваться канонизации Павла I, но не смог уточнить, куда именно и кому отправил свой труд в Москву. Сам же Юркевич считает Императора Павла глубоко православным человеком, который «боролся против масонов.

Петербургский историк Евгений Юркевич почитает Императора Павла I давно – как «святого Государя» - и молится ему ежедневно с просьбами о защите «от бед и бесовских искушений»

Фото: Александр Петросян, Коммерсантъ

– Не очень я силен в церковной истории, но Император Павел I и Царь Иван Грозный заслуживают канонизации, – рассуждает Юркевич. – Уже в XVII веке в московских монастырях появились изображения Ивана Грозного с нимбом. Этого царя до сих пор в Москве воспринимают как местночтимого святого. От Грозного есть помощь по молитве!

Как объяснил Евгений, он интересуется историческими деятелями, «которых все обгаживают». Поэтому, с его точки зрения как историка, Павел I - святой Государь, как и Иван Грозный. Впрочем, уточняет Юркевич, не все коллеги понимают его убеждения - сослуживица спросила прямо, все ли у него в порядке с головой.

Впрочем, разговоры о канонизации Императора Павла Петровича ходили задолго до атеистической эпохи.

– О почитании Павла I в народе можно говорить с начала XX века. Во время Первой Мировой Войны протоиерей Александр Дернов, настоятель Петропавловского собора, заметил: люди приходят на могилу Императора Павла не только в памятные даты. И стал опрашивать прихожан, заказывающих панихиду по Павлу I, завел книгу, в которую записывал ответы. Ему отвечали, что панихида по Императору Павлу помогает, когда требуется заступничество перед начальством.

– Есть вещи, требующие отмщения! Как любая несправедливость, ложь. Нельзя хулить вождей своего народа! – негодует Павел Баринов, глава Общества ревнителей и почитателей Императора Павла.

Основная цель ревнителей - восстановление исторической справедливости по отношению к Павлу I. По их мнению, во-первых, необходимо создание соответствующих учебников; во-вторых –  канонизация. Нужно сделать законотворческое наследие Павла I частью государственной политики. Людей надо просвещать, уверен Баринов.

На панихиде по Павлу I 24 марта (к организации панихиды, которая проводится регулярно в Петропавловском соборе в день смерти императора, Общество ревнителей, как и Российский имперский союз-орден, имеет самое непосредственное отношение) было человек 200. На подобной панихиде по Александру II десятью днями раньше, надо сказать, было менее людно - человек 30 убежденных монархистов в возрасте. А вот почтить память Павла I собралась разная публика: от «Горьковской» к Петропавловке спешили пожилые женщины с цветами в длинных юбках, суровые бородатые мужчины, несколько – в подобии зипунов.

Во время Крестного хода на Невском проспекте ревнители памяти Павла I прикладывались к его портрету, как к иконе. В народе говорят, что убитый Император – святой заступник в тяготах, связанных с карьерой и чиновниками

Фото: Александр Петросян, Коммерсантъ

Один из таких немолодых колоритных мужчин – ветеран монархического движения – представился поэтом Михаилом Устиновым «из дворян». Многие привели детей, была и молодежь. Импозантный мужчина лет пятидесяти шепнул, что приходит на панихиды по царской семье «замаливать общий грех», и пригласил 19 мая присоединиться к молебну у Спаса на Крови в честь дня рождения Николая II. В руках он держал, как икону, купленную на свечном лотке у входа открытку: семья императора Павла. Сказал, дома икона у него имеется.
.  .  .

Впрочем, как и мы, Хоругвеносцы, многие Русские люди вместе с Императором Павлом также радеют о канонизации Царя Иоанна Грозного и Григория Ефимовича Распутина. Вот, что говорит кавалер «Ордена Мужества», руководитель движения «Святая Русь» Иван Отраковский:

«Иоанн Грозный был благочестив, любим народом и ненавидим боярами – олигархами-паразитами, на руках которых – море крови. Иоанн Грозный жестко и успешно с ними боролся, увеличивая население страны и расширяя границы государства, уничтожая при этом дотоле непобедимых противников. Божьим промыслом. Главное то, что и Грозный, и Распутин вели духовную жизнь. Потому были крайне преданны – один России, второй царской семье. И оба – ненавидимы силами, стремящимися дестабилизировать ситуацию в стране».

О причинах народного почитания и духовных поисков размышляет кандидат философских наук, старший научный сотрудник Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ВШЭ Борис Кнорре:

«– Царь Иван Грозный – одна из таких фигур, которая позволяет переписать историю. Если брать эту персону как идеал, то, с одной стороны, это мистическая фигура, правитель сильной руки (а в России всегда к сильной руке была тяга), а с другой – архаика, на фоне возвращения фундаменталистского тренда к «более праведным формам православия» и попытки переосмыслить историю. Иван Грозный для почитателей олицетворяет могущество России, независимость от других стран. Царебожники не признают его вину в убийстве митрополита Филиппа, выстраивая параллельную трактовку истории в рамках культуры конспирологии, когда ревнители пытаются происходящее объяснить действием тайных сил. Параллельно идет поиск «своего национального Христа».

Нового Христа некоторые видят в Николае II, поскольку он позволил себя убить. Почитатели приписывают ему кротость, а то, что он был убит со всей семьей, делает его мучеником, пострадавшим за других. В этой парадигме Григорий Распутин выступает как Иоанн Креститель.

И если Николай II – идеал незлобивого Царя, давшего себя убить, то Грозный – фигура силы, способная отомстить и победить…».

Ну, насчёт поиска своего национального Христа, в лике Николая II, и Григория Распутина как русского Иоанна Предтечи, Борис Кнорре сильно преувеличивает. Никому и в голову такое не приходит. А в остальном, этот автор, исследующий «Мистическое сознание» «Царебожников» («в хорошем смысле этого слова») – близок к действительности. Он пишет

«На запрос "Ъ" секретарь Синодальной комиссии по канонизации святых протоиерей Владимир Воробьев сообщил, что в комиссию поступали письма с просьбой прославить в лике святых Ивана Грозного, Григория Распутина, Павла I и Александра Суворова.

Однако РПЦ не считает такое возможным и благословения на келейное почитание этих лиц не давала, назвав написание акафистов и икон подпольной деятельностью. В приложении №2 к докладу митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия от 7 июня 2008 года об этом сказано подробно, подчеркнул Владимир Воробьев. Впрочем, официальная позиция РПЦ не очень смущает ревнителей неканонизированных святых.

Общество привыкло искать врагов и кумиров, запуская фильтры, отделяющие «своих» от «чужих». Тоскует по сильной руке сурового правителя, непримиримого к супостатам и милостивого к преданным. Надеется на чудо, посланное мистическим «старцем», который и сам вышел из народа. И кается «в коллективном грехе», надеясь получить нового царя, которому были бы присущи черты венценосных предшественников, например Ивана Грозного и Павла I. Почитание последнего – отголосок мечты об идеальном правителе: строгом, милостивом и высоконравственном…».

Протоиерей Георгий Митрофанов, заведующий кафедрой церковной истории Санкт-Петербургской духовной академии, профессор.
Фото: Владимир Ходаков

– Я 20 лет проработал в комиссии по канонизации. Даже в те годы, когда членом Синодальной комиссии по канонизации был митрополит Санкт-Петербургский Иоанн Снычев, чья книга «Самодержавие духа», собственно, и вызвала движение за канонизацию Ивана Грозного в 1990-е, ни он, ни кто-либо другой в нашей комиссии не ставил вопрос о канонизации царя Ивана Грозного. В дальнейшем эта тема зазвучала, и нам пришлось провести серьезное исследование – был подготовлен документ, в котором доказывалось, почему подобная канонизация невозможна. Поэтому, с точки зрения Русской православной церкви, вопрос о канонизации Ивана Грозного в обозримом будущем поставлен быть не может.

Пока не произошло официального прославления, – говорит протоиерей Георгий Митрофанов, –  писать иконы, жития, служить молебны – церковное нарушение.

Фото: Из личного архива
Алексей Беглов, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН

– Почитание царской семьи и ее окружения стало действительно массовым явлением в конце 1990-х – начале 2000-х годов. Оно развивалось в контексте растущих эсхатологических настроений. Сейчас сложно представить, насколько упал градус религиозности в России. Но в преддверии рубежного 2000 года ждали конца света. И такие действия власти, как введение паспортов нового образца и внедрение ИНН, что было опознано как «печать антихриста», подогревали эти настроения. В те годы так называемые царебожничество и борьба с кодами были взаимосвязаны и нерасчленимы. С тех пор эти настроения обособились друг от друга и стали меньше вторгаться в церковный дискурс. До этого было ощущение, что царебожники и борцы с кодами готовы взять власть в Церкви.

Можно спросить: как сформировались эти настроения? Есть параллели между современными царебожниками и народными религиозными движениями 1920-1930-х. Крестьяне часто воспринимали советскую власть как власть антихриста. А коль скоро антихрист пришел, за ним грядет и второе пришествие Христа, и избавление от окаянной власти. И вот в отдельных регионах появляются люди, воспринимаемые как «Спасители». Одна из групп считала таким «Христом» спасшегося, по их мнению, императора Николая II (возможно, им проповедовал человек, который выдавал себя и за императора, и за Христа-спасителя). В других местах такие харизматические лидеры выдавали себя за иных якобы спасшихся членов императорской фамилии. Но николаевцы (так они сами себя называли) 1920-1930-х годов были уничтожены, смогли ли они повлиять на современных царебожников, сказать трудно.

Почитание царских особ и их приближенных – социально-психологическое явление. У царебожников – своя богословская концепция, основанная на богоизбранности русского народа, заместившего иудейский. Соответственно, у русского народа разворачивается своя Священная история, в которой есть свой мессия (убиенный Император), его предтеча (Григорий Распутин) и пророки. Эти люди ждут царя-мессию, который придет не как правитель страдающий, а как царствующий. В его царство войдут только верные. Стремление канонизировать Ивана Грозного объясняется так: коль скоро борьба темных и светлых сил – основной сюжет мировой истории, то их «воплощения» должны быть обнаружены на каждом ее этапе.

Стремление обращаться к Григорию Распутину или Павлу I с разными просьбами – адаптация общенародных представлений о том, что каждый святой имеет свою «специализацию». Это черта перенята у народного православия.

Ревнители Императора Павла явление новое. Видимо, стихийно формируется полноценный пантеон. Павел I ещё один пророк, прообраз Царя-искупителя.
.  .  .

Да, всё это крайне интересно! И надо учитывать, что всё это, за исключением, может быть, Бориса Кнорре, пишут противники канонизации Ивана Грозного, Григория Распутина и Павла Первого.

Но победят не они. В народе, прежде всего, в простом Православном народе растёт почитание этих трёх святых. И остановить его какими-либо либо указами и запрещениями невозможно. Впрочем, это началось ещё с конца 80-х годов ХХ века, когда было организовано Братство Царя Мученика Николая II Александровича, которое выпускало журналы «Царь-Колокол», «Ещё о Тайне Беззакония» и знаменитую газету «Земщина», где уже тогда обосновывалась канонизация Николая Второго, Григория Распутина и Павла Первого:

Кстати, после Всецерковной канонизации Царской Семьи это движение несколько замерло, но вот сейчас, в связи с «последними событиями», чуть было не написал с «последними временами», разгорается с новой силой.

Я уже писал, что ночью мне явился Император Павел. Потом Валерий Александрович быстро организовал выпуск иконы Святого Императора… И это только начало. Учитывая, что недавно мы сделали новую большую Хоругвь, где изображена вся Царская Семья, вместе со стоящим в центре Григорием Ефимовичем Распутиным, можно, как говорится, с уверенностью сказать, что Новое Русское народно-Монархическое движение снова набирает силу…

Да и то, ведь все они были подло убиты врагами России. Николай Второй, Распутни и Павел Первый в прямом смысле умучены. А Царь Иван и Его сын Иван отравлен сулемой…

А масонское ритуальное убийство помазанника Божиего, Императора Павла Петровича в последнее время особенно не даёт мне покоя. И недаром, Он явился мне тогда ночью… Я широко открыл глаза. Фигура Его была обрисована как бы неким абрисом. Он стоял в правом углу комнаты. Мы молчали. Потом Он сказал:

– Почему вы Меня не прославляете? Ведь Меня убили за Россию.
Я что-то хотел ответить. Но губы мои до того присохли, что только беззвучно шевелились . . . .
Помолчав, Император пропал, как бы растворился в воздухе.

Примерно в это же время, только днём, было явление Императора Павла Валерию Александровичу и Виктору Дмитриевичу. Поработав, они собрались сесть за трапезу. Начали молиться… И вдруг так же, как и у меня, Валерий Александрович увидел, что на них внимательно смотрят глаза Императора Павла. Он вгляделся в угол полки, где у нас стояло множество икон. И увидел там портрет Императора Павла. Откуда он взялся – непонятно, – раньше его там не было. В общем-то, обыкновенный портрет, каких немало – глаза только совершенно живые. Валерий Александрович взял портрет из глубины полки и поставил перед собой. А Виктор Дмитрич запел тропарь:

ТРОПАРЬ, гл. 3

Благоверному князю Михаилу подражая, благою волею жизнь свою в руци мучителей предал еси. Слыша изволение Божие о себе, из уст праведнаго Авеля, смиренно рекл еси: се раб Господень, буди же мне по глаголу твоему; и даже до смерти, сей воле Божией, послушлив явился еси: указуя сим и нам образ послушания Владыце Христу. О жертва тайная, Богу принесенная! Да укрепит она грешных рабов твоих, благоверный Царю Мучениче Павле, Император Всероссийский.

А за тропарём сразу молитву Архангелу Михаилу:

Архистратиже пребожественный Михаиле, мучеников Христовых покровителю, иже даже до крови и смерти ради славы имени Его подвизаются! Призри на ны, якоже некогда на возлюбленнаго твоего и богоизбраннаго царя-страстотерпца Павла, и его ради крови мученической, и твоей по Бозе ревности и любви, укрепи ны, соделав едиными от воин твоих, Господу в духе и истине служащих. Ты бо еси всех воинов Царя Небеснаго начальниче, и вернейший служителю Бога нашего, Троицы, Преблагословенной и Препрославленной во веки. Аминь.

И молитву о убиенном Царе Павле Петровиче:

Упокой, Господи, душу убиенного раба Твоего императора Павла Первого и его молитвами даруй нам в дни сии, лукавые и страшные, в делах — мудрость, в страданиях – кротость и душам нашим – спасение Твое. Призри, Господи, на верного Твоего молитвенника за сирых, убогих и обездоленных, императора Павла, и по молитвам его святым подай, Господи, скорую и верную помощь просящим через него у Тебя, Боже наш. Аминь.

 

Глава Союз Православных Хоругвеносцев, Председатель Союза Православных Братств, представитель Ордена святого Георгия Победоносца и глава Сербско — Черногорского Савеза Православних Барjактара

Леонид Донатович Симонович — Никшич

 

     


Орден Димитрия Донского 2-й степени
Орден Преп. Сергия Радонежского 3-й степени
Орден Преп. Серафима Саровского 3-й степени
Орден Благоверного царя Иоанна Грозного
Орден - За заслуги

новые фото
Русский марш - 2108

новые фото
Крестный ход в Свиблово

новые фото
Крестный ход в Тайнинском

новые фото
Поездка на Чудское озеро

новые фото
Открытие памятника Ивану Грозному в Орле

новые фото
110-летие подводного флота России

новые фото
Поездка в Санкт-Петербург

новые фото
Концерт в Туле

новые фото
Поездка в Новороссию

новые фото
Хоругвеносцы на Саур-Могиле

новое видео
день

новое видео
Интервью

новое видео
Интервью

новое видео
Русский

новое видео
Интевью

новое видео
Анти-Матильда

новое видео
Анти-Матильда

новое видео
АнтиМатильда

новое видео
Награждение Главы СПХ

новое видео
Открытие памятника Великому князю С.А.Романову

новое видео
100-летие Державной иконы Божией Матери

новое видео
Выставка руководителя Арт-проекта

новое видео
Награждение медалью =Григорий Ефимович Распутин=

книги
Книга С.Новохатского "Этнический терроризм"

 

 
Русское Православно-Монархическое Братство Союз Православных Хоругвеносцев


При полном или частичном воспроизведении материалов сайта обязательна ссылка на www.pycckie.org

Кольцо Патриотических Ресурсов Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Rambler's Top100